144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Новости

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Александр Истратьков. "Золотая маска".
15 апреля 2019 г.

Александр Истратьков

"Розенкранц и Гильденстерн мертвы", Драматический театр им. А.С. Пушкина, Красноярск

Информация на сайте фестиваля "Золотая Маска"

 

Вы актёр, играющий актёра… Было ли что-то необычное, особенное, когда вы готовили эту роль? 

Необычным было то, что предыдущая моя работа с режиссером Олегом Рыбкиным – «Покровские ворота», где я играл Велюра – тоже артиста, мастера разговорного жанра. А если серьезно, то мне кажется, что мой герой – человек, представляющий себя актером. На самом же деле он охотник, который гонит жертв в капкан, выставленный заранее. Если помните, у Гильденстерна в финале есть фраза, обращенная к моему персонажу: «Он с первого мгновенья охотился за нами!» Сложнее всего было отвлечься от Ричарда Дрейфуса, который блистательно исполнил эту роль в кино. Хочется верить, что в нашей трактовке персонаж получился иным.

 

Когда вы репетировали, имели ли вы в виду роль вашего персонажа в «Гамлете»или это совершенно обособленный образ, совсем другая история?

Не связывал эту роль с шекспировским текстом. Думаю, что многие зрители, к сожалению, не помнят «Гамлета». Хотя это очень важно, потому что пьеса Стоппарда – это по большому счёту пародия, которая не может существовать без оригинала. Для актёров, кстати, роли Розенкранца и Гильденстерна – это такое актерское «западло», как в русской драматургии – «кушать подано».

 

Есть ли что-то общее между вами и этим персонажем?

Пожалуй, юмор, с которым Стоппард относится к ложному пафосу некоторых представителей этой профессии.

 

В начале спектакля ваш грим очень похож на грим Джокера из фильма «Тёмный рыцарь». Для чего это сделано? 

Непростой вопрос… При внимательном рассмотрении у меня совершенна иная маска, но все говорят о Леджере. Пусть это будет мой поклон гениальному артисту. Маска – это ширма, за которой легче прятаться и проще вводить жертву в нужное состояние. К счастью, мы очень быстро отказываемся от масок и работаем «стертыми лицами».

 

На ваш взгляд, есть ли в спектакле политическая тема?

Режиссёр Олег Рыбкин, как правило, никогда не озвучивает свою идею. Она становится относительно понятной за несколько дней до выпуска. Но я абсолютно убежден, что он выше политиканства, конъюнктуры. Сам я об этом тоже не думал, мне было важнее, что в спектакле есть тема фатума, рока. Разумеется, после истории с Петровым и Башировым возникли и политические ассоциации, но это просто совпадение.

 

В некоторых сценах зрители находятся очень близко к актёрам. Вносит ли это какие-то корректировки в вашу игру? 

Вообще, любая роль при зрительном зале концептуально не отличается от того, что было задумано и отрепетировано. Если говорить конкретно о спектакле «Розенкранц и Гильденстерн мертвы», то реально зритель совсем не так близок, как это бывает в нашем же театре на малой сцене. Корректировку вносит наличие микрофона в первом и третьем актах. Есть возможность говорить тихо и спокойно, даже шепотом. Во втором же акте, когда зритель удален, мы вещаем открыто, во весь голос. 

 

<a href="http://maskbook.ru/aleksandr-istratkov/">Maskbook</a>

Зоя Бороздинова

Назад

О театре

Технические возможности
История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2019 г.