143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Смейся и плачь, бедный Саша
07 мая 2008 г.

Не случайно, мне кажется, именно в день Пасхи на Сцене современной пьесы театра драмы имени А. С. Пушкина состоялась премьера спектакля "Похороните меня за плинтусом", поставленного по одноимённому роману Павла Санаева новосибирским режиссёром (бывшим, кстати, красноярцем) Алексеем Крикливым. Несмотря на грубость и даже непристойность некоторых эпизодов и реплик, это очень добрый спектакль, обращённый к людским сердцам и взывающий к милосердию.

Обидно, что увидеть это захватывающее представление смогут немногие — ведь в маленьком зале умещается не более сорока зрителей. Куда большему числу людей довелось прочесть сам роман, где за литературными персонажами легко угадываются реальные прототипы — актёрская семья Санаевых и Ролан Быков. Впрочем, это не так уж и важно. Повествование ведётся от лица мальчика Саши, ребёнка-заморыша, лишённого материнской ласки деспотичной бабушкой, которая так любит своего внука, что готова задушить его в своих объятиях или уморить всевозможными лекарствами от реальных и мнимых болезней.

Этого хилого, безуспешно пытающегося вырваться из-под опеки мальчика, которого бабушка называет "вонючей, смердящей, проклятущей, ненасытной калекой", играет молодой, но совсем не тщедушный артист Даниил Коновалов, легко заставляющий нас поверить в создаваемый им образ. Да и заслуженная артистка РФ Галина Саламатова тоже ведь не старуха, а очень даже обаятельная цветущая женщина, но тут она очень смешно и трогательно создаёт гротескный образ экстравагантной бабушки, балансирующей на грани безумия. Ну а народному артисту РФ Алексею Исаченко в роли дедушки (по профессии тоже артисту) перевоплощаться почти не пришлось. Заслуженного артиста РФ Александра Истратькова, играющего дядю Толю, даже в шутку нельзя назвать Карликом, хотя именно так его кличет бабушка, но нас, зрителей, это ничуть не смущает. В роли Борьки хорош артист Максим Третьяк, а друга дедушки "рыбака-палача" Лёшу с присущим ему скромным обаянием играет Николай Бухонов. Очень убедительна и эмоциональна в роли мамы артистка Ирина Иванова. Занятые в спектакле молодые актёры изображают то пионеров-школьников, то русалок (порождённых фантазией Саши), то танцующие цветы ромашки (из настоя которых бабушка ставит внуку клизму), то всевозможных Сволочей, Тварей и Предателей (порождённых бабушкиным воображением). Короче, режиссёр, отталкиваясь от литературного материала, даёт волю своей фантазии.

Максимально обыграна режиссёром и аскетичная вроде бы сценография (художник Елена Турчанинова), представляющая интерьер обычной квартиры. Все бытовые детали, предметы мебели и даже простыня на бельевой верёвке — всё это превращается в метафору, в символ, многократно преображаясь. Но делается это не ради формальной игры, а для наибольшего эмоционального воздействия на зрителя. Юмор, грубые шутки, шокирующие реплики, нежные признания — всё это тоже клавиши, на которых играется действо.

Скажу больше. Спектакль "Похороните меня за плинтусом" богаче по смыслу, чем роман-первоисточник (обычно бывает наоборот). Режиссёр Алексей Крикливый добавил к частной истории яркий и достоверный социальный фон, включил семейную драму в контекст эпохи 80-х, показав расцвет заката советской империи (если так можно выразиться). Тут и шлягеры давних лет ("Прекрасное далёко", "Как молоды мы были"), и атмосфера московской Олимпиады (с симпатичным Мишкой, улетающим в небеса), и прочие сладостные и смешные приметы застойной поры. Во всём этом одновременно есть и ностальгия, и язвительная насмешка над мифами прошлого. И сам образ деспотичной бабушки невольно вдруг представляется чуть ли не символом тоталитарной советской власти.

Впрочем, можно всю эту историю воспринимать и как универсальную, общечеловеческую трагикомедию. Ведь подобную семейную диктатуру можно встретить в любой, даже самой демократичной стране. Оглянитесь вокруг — разве мало таких семей, где вроде бы любящие люди мучают и терзают друг друга? И чем больше любят, тем больше терзают. Жить рядом с бабушкой почти невозможно. Страдают все — и её дочь (которую бабушка называет Чумочкой и потаскухой), и внук Саша, и дедушка (который способен лишь на краткий бунт, сбегая на рыбалку или на гастроли). Страдает и она сама! Особенно мучительно было слушать последний монолог бабушки перед запертой дверью, за которой дочь спрятала похищенного Сашу: "Что ж ты душу мою заперла от меня?! Открой, сволочь, не убивай! Он последняя любовь моя, задыхаюсь без него... Пусти к нему!"

Не открыла дочь, не пустила. И бабушка не смогла жить без своей последней любви. В финале мы видим на экране белой простыни последние слова этой грустной истории: "Плакала мама, плакал дедушка, испуганно жался к маме я — хоронили бабушку". Добавлю — плакали и многие зрители.

Эдуард Русаков, Красноярский рабочий

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей
Договор оферты

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.