144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Олег Рыбкин. "Золотая маска".
15 апреля 2019 г.

"Розенкранц и Гильденстерн мертвы", Драматический театр им. А.С. Пушкина, Красноярск

Информация на сайте фестиваля "Золотая Маска"

 

В вашем спектакле Розенкранц и Гильденстерн очень похожи друг на друга (не только костюмы, но и жесты, интонации). Вы намерено лишаете их любых проявлений индивидуальности?

Очевидно, что эти персонажи осознанно и цинично в начале спектакля обезличены, мы наблюдаем за их попытками обрести, осознать себя, свою «самость» во время действия, стать личностями. Розенкранц и Гильденстерн открывают для себя очевидные вещи, ясные и ребенку, и открываются сами, а в неизбежном финале обретают индивидуальность, смиренно приняв  факт смерти, приняв ее неизбежность в одном случае и отчаянно взбунтовавшись против несправедливости судьбы в другом.  

 

«Мир актёров» и «мир власти» в спектакле визуально подобны друг другу. Видите ли вы нечто схожее между ними в реальной жизни?

В той же степени, в которой понятие «сцены» и «игры» употребляется в негативной коннотации как синоним лжи, продажности, жестокости. Но, очевидно, что эти множественные отражения смыслов самого понятия «игры» власти и «игры» театра написаны Стоппардом, было бы странно их игнорировать.

 

Гамлет здесь не выглядит исключительным, особенным, его страдания-размышления почти полностью вырезаны из текста. Значит ли это, что сейчас не время гамлетов?

В спектакле акценты так расставлены, что у Гамлета нет времени для рефлексии, он деятелен и безжалостен, лишен сомнений и одержим борьбой за власть и местью. А поисками смысла, или поиском отсутствия этого самого смысла жизни и смерти озабочены исключительно Розенкранц и Гильденстерн. Может быть, сейчас Гамлет такой?

 

Вы убрали из пьесы несколько сцен. По какому принципу они были удалены? Не делает ли такая редакция главных героев менее абсурдистскими и более заурядными?

Да, сцены, в которых герои играют в сложные абсурдистские игры с множественными смысловыми оттенками безжалостно, хотя и с сожалением, отброшены. Сделано это сознательно для создания необходимого темпоритма восприятия информации: вербальной, визуальной, музыкальной, эмоциональной. В этом упругом, пульсирующем ритме проявляется тот механизм, в котором герои – «колесики внутри колесиков» – не успевая приспособиться к одним обстоятельствам, уже летят навстречу новым. Мы едва успеваем за ними, приобретая и наращивая смыслы по пути. Направление его нам уже известно, итог мы знаем, но от этого стремительного движения финал становится обманчиво неожиданным.

 

С чем связан ваш интерес к пьесе?

Мой интерес связан прежде всего с тем, что я увидел в этой пьесе достаточно молодых людей, вброшенных в мир власти, который изначально опасен, коварен и враждебен. И мысль об однажды выбранном роковом решении, с которого начинается предательство, о возмездии, об игре «высших сил» мне важнее, чем многое другие смыслы, заложенные в этой пьесе, наполненной бесконечным множеством смыслов и предполагающих такое же многообразие трактовок. 

 

Ваш спектакль – бесконечный театр в театре, как шкатулка в шкатулке, игра. Вы смело используете, кажется, все технические возможности сцены. Как вы считаете, на что в самом деле способно театральное искусство? И где проходит граница его возможностей?

Спектакль сделан сложно, включает перемещение зрителей между актами, но, тем не менее, с помощью достаточно простых средств. Технические возможности сцены использованы очень продуманно, я бы сказал, даже скупо. Смысл всех технических приемов в максимально стремительном перемещении героев и зрителей в пространстве, в их приобщении к жестоким законам театра, где идет игра, в которой, чтобы умереть, «достаточно быть Розенкранцем и Гильденстерном», и все время выпадает решка.

Границы же театрального искусства постоянно раздвигаются, и похоже, мы как раз наблюдаем этот захватывающий и увлекательный процесс. 

Зоя Бороздинова

Назад к списку статей

О театре

Технические возможности
История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2019 г.