144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

БЫВАЛИ ХУЖЕ ВРЕМЕНА, НО НЕ БЫЛО ПОДЛЕЙ
03 марта 2019 г.

Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина представил премьеру спектакля по пьесе английского драматурга Кристофера Хэмптона "Опасные связи", в основе которой - роман французского писателя, изобретателя и генерала Шодерло де Лакло, написанный в 1782 году.

Думается, главный режиссёр театра Олег Рыбкин вместе со своей постоянной творческой командой - сценографом Игорем Капитановым и художником по костюмам Фагилёй Сельской - после созданной в декабре 2007 года скандальной комедии А. П. Чехова "Чайка", шедшей на красноярской сцене под возрастным ограничением "16+" и вызвавшей неоднозначную реакцию аудитории, вышли на новый виток творческого скандала (в хорошем смысле этого слова), но уже с ограничительным знаком "18+".

"Роман для театра в письмах", как гласит жанровое определение спектакля,- это достаточно фривольное, укладывающееся в веяния XVIII века, произведение, обильно сдобренное лёгкой эротикой.

Конечно, можно было бы облачиться в пуританские наряды и сделать вид, что ничего подобного, как показал Олег Рыбкин, в "Опасных связях" нет и быть не может - ни любовных интрижек, ни соблазнений, ни адюльтера, ни откровений публичного дома, но написал ведь писатель-моралист Шодерло де Лакло, отметая нападки на свой роман: "Нравы, которые я нарисовал, печальны... Но это не является доказательством ненужности изображения того, чего следует остерегаться".

И, несмотря на заверения писателя в подлинности представленных писем, роман в 1823 году по приговору уголовного суда Франции был осуждён к уничтожению "за оскорбление нравственности".

Однако он оказался настолько притягательным, возможно, не столько из-за сатиры, а большей частью - своей порочности, что кинематографисты всего мира, начиная с конца пятидесятых годов XX века, дружно бросились его экранизировать.

Выделяются прежде всего три фильма, хотя были и другие: "Опасные связи" Роже Вадима (с Жераром Филипом, Жанной Моро и Жаном-Луи Трентиньяном) и Стивена Фрирза (с Джоном Малковичем, Гленн Клоуз, Мишель Пфайффер, Умой Турман и Киану Ривзом), снятые в 1959 и 1988 году, а также "Вальмон" 1989 года, созданный Милошем Форманом с Колином Фёртом, Аннет Беннинг, Мэг Тилли.

Интриги, предательство, подлость, грехопадение пронизывают внешне красивый, благодаря как всегда эффектной работе Игоря Капитанова и Фагили Сельской, спектакль Олега Рыбкина, но за ослепительной оболочкой скрывается трагический исход.

Режиссёр выстраивает действие, как своеобразный театр в театре, когда сценическая площадка представляет собой большую гримёрку, где артисты постоянно и обильно пудрят лица, напоминая порой плохо загримированных кукол.

Здесь можно ошибочно выйти не в своё время на площадку или спокойно заниматься своими делами, когда партнёры ведут диалог, а голос помощника режиссёра за кулисами напоминает, сколько минут осталось до начала спектакля. Словом, "вся жизнь - театр..."

Мало того, время от времени в действие вторгаются атрибуты сегодняшней жизни - от аудионаушников до зажигалки, намекая, что смотрим-то мы спектакль из той жизни, но находимся в XXI веке, где также может случиться что-то подобное.

Если в названных выше фильмах героя-любовника виконта де Вальмона играли настоящие красавцы, способные покорить сердце любой женщины, то Олег Рыбкин пошёл, пожалуй, от противного: он пригласил на центральную роль далёкого от стандартов красоты актёра - лысого, с пронизывающим, острым взглядом и так называемым отрицательным обаянием, но всё-таки лауреата национальной театральной премии "Золотая маска" Александра Хрякова, до сей поры работавшего в Барнауле.

Почитал в Интернете, какой драмой обернулся для алтайских театралов отъезд в Красноярск их ведущего актёра, переигравшего за двадцать лет службы на сцене более полусотни ролей - от Шарикова в "Собачьем сердце" до Войцека в одноимённой "золотомасочной" драме, от Лаэрта в "Гамлете" до Шута в "Отелло", от Мышиного короля в "Щелкунчике" до Медведенко в "Чайке".

Когда же я, ещё не зная, кто такой Александр Хряков, спросил в антракте, потрясённый увиденным, у знакомого журналиста: "Где его нашли?", то получил в ответ: "Как бы не потеряли..."

Действительно, если кто-то помнит, работал некоторое время назад в красноярской драме актёр со столь же невероятной энергетикой - ныне много снимающийся в кино и служащий в одном из центральных столичных театров Николай Козак. Уехал он из нашего города примерно через пару лет после выхода на красноярскую сцену...

Александр Хряков, дебютировав в Красноярске сразу в главной роли, мощно заявил о себе как о синтетическом, способном на многое актёре. Во всяком случае, первое действие было полностью за ним, и в его диалогах с партнёршами, прежде всего, конечно, с главной оппоненткой маркизой де Мертей (заслуженная артистка России Елена Привалихина), оторваться не от волнующей красавицы-актрисы, а именно от Вальмона была невозможно.

Передвигаясь, словно ртуть, появляясь то в одном месте сцены, то в другом, превосходно владея и речью, и телом, и холодным оружием, Александр Хряков был способен заставлять задерживать на себе внимание, даже находясь в статическом состоянии: его лицо, а прежде всего глаза, притягивают, как магнит.

Лично для меня актёр был безумно интересен даже тогда, когда вокруг него развивались эротические женские страсти. Оставалось лишь диву даваться, насколько вынослив артист, беспрерывно летающий по сцене без перерыва больше часа.

Впрочем, это не значит, что актёр тянул одеяло на себя. Вовсе нет, просто первое действие было написано именно для его Вальмона, а вот во втором, как мне кажется, победительницей, если можно так сказать, вышла уже неотразимая Елена Привалихина...

Собственно, её героиня - красавица и чёрная злодейка, способная для достижения своей цели на любую подлость - и по сюжету осталась в выигрыше...

Госпожа де Воланж (Ирина Иванова) забирает свою дочь Сесиль (как всегда превосходна Анастасия Малеванова, играющая нежную, неопытную и жестоко обманутую девушку) из монастыря, где ту воспитывали, чтобы выдать замуж за графа де Жеркура.

Бывшая любовница Жеркура, когда-то обиженная им, маркиза де Мертей, желая отомстить обидчику, планирует соблазнить невесту, чтобы опорочить графа и выставить его посмешищем в обществе. В осуществлении своих замыслов маркиза прибегает к помощи своего друга, известного сердцееда виконта де Вальмона.

Вальмон и маркиза некогда были любовниками, однако теперь - лишь закадычные друзья. На спор с маркизой, призом в котором для виконта должна была стать ночь с бывшей возлюбленной, он согласился соблазнить невинную девушку, однако, сделав это и даже сотворив ей ребёнка, влюбился в преданную замужнюю даму госпожу де Турвель (порывистая, нервная Екатерина Соколова), которую бросил из-за слова, данного маркизе, которая, однако, "призом" стать оказалась.

И тогда Вальмон, отлично владеющий шпагой, вызвал на дуэль её молодого любовника, любящего к тому же ещё и Сесиль, шевалье Дансени (Никита Косачёв, проходящий со своим героем путь от мальчика-любовника до сурового мужчины, встающего за честь дамы). И был им убит...

Конечно, можно было уйти от пересказа сюжета, подарив несколько неожиданных минут театралам, но, думаю, они и без того насмотрелись экранизаций (книгу вряд ли многие читали), так что потенциальных зрителей ждёт множество иных режиссёрских находок и загадок.

Финал же, повторяю, остаётся за коварной маркизой де Мертей, которая, находясь в окружении подруг (или будущих жертв?) - госпожи де Воланж и мадам де Розмонд (заслуженная артистка России Наталья Горячева) - и выслушав рассказ о судьбе несчастных героев её кровавой игры - Дансени, де Турвель, Вальмона, Сесиль - заявляет:

"Мы пережили трудное время. А дни летят. Завтра Новый год, а там, глядишь, и конец восьмидесятых. Раньше я боялась старости, сейчас нет: что Господь ни посылает, всё благо. Смею думать, мы можем без опасений глядеть в будущее. Что ж, продолжим игру".

Но зритель должен чувствовать, что не всё, как сказано в ремарке пьесы Кристофера Хэмптона, "дышит покоем". Далее у него написано: "На заднике проступают явственные очертания гильотины".

Впереди 1793 год - Великая французская революция. А что же будет с родиной и с нами?..

 

Фото пресс-службы Красноярского драмтеатра имени А. С. Пушкина.

КрасРаб

Сергей ПАВЛЕНКО

Назад к списку статей

О театре

Технические возможности
История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2019 г.