143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

С точки зрения актера....
05 октября 2017 г.

Журнал "Современная драматургия" 1989 г. 

Владислав Жуковский

артист, член Правления Красноярской организации СТД РСФСР 

Уважаемые товарищи!

Прочитал в № 1 за этот год два монолога — Дроздова и Лазарева. Честно говоря, не ожидал... Чего? Во-первых, спасибо редакции, что дает возможность высказаться всем, кто заинтересован судьбой нашего театра. Это первая неожиданность. Ну а вторая — более неприятная. Удивлен тем, что воинствующе-невежественная режиссерская позиция — «актеры во всем виноваты» — до сих пор живуча и гуляет по свету, отравляя и без того душную атмосферу в наших театрах. Безусловно, что то, что я говорю, поддерживают большинство актеров, на чьих глазах и произошел, собственно, развал театра. Я был делегатом. I учредительного съезда СТД СССР, слышал выступления артистов и режиссеров, драматургов и критиков. С высокой трибуны звучали критические речи, были высказаны и взаимные претензии, но были и своеобразные обещания забыть цеховые распри и всем вместе — и драматургам, и режиссерам, и актерам — взяться за наведение порядка в нашем общем доме. Констатирую, что актеры оказались в наибольшей готовности, нежели те, от которых более зависит прогресс театра. От драматургии, которой до сих пор нет (судя по критическим статьям, публикуемым нашими центральными газетами и толстыми журналами), и от неумелой режиссуры... Что мы видим сплошь и рядом? А то, что режиссеры разучились работать. За штукарством и формализмом скрыто неумение прочесть автора. Давно забыт такой естественный и присущий русскому театру термин, как «режиссерская педагогика». Большинство режиссеров учат играть «с голоса», что совсем неверно, ибо растренировывает артиста, делает его попугаем и имитатором. Тут нет ничего удивительного... Верно то, что никто не хочет идти в «главные» на 250 рублей в месяц. Проще ездить по стране и ставить спектакли за месяц «с голоса», тиражируя где-то удавшуюся постановку, подгоняя под результат артиста: сроки подчас не более месяца, а свои 800—1000 рублей он получит в любом случае. И что самое неприятное, деньги получают за откровенную халтуру, которую зритель не смотрит. Что, тут виноваты актеры? Вряд ли... Сколько театров в стране без руководителей? Это не симптом? Или тоже «виноваты артисты»? Очередной «главный» чаще всего делает в театре свою карьеру — и любой ценой, так как он временщик, и эти 2—3, редко 5 лет жизни в театре нужны ему для себя, для получения звания или для перехода в другой, более престижный коллектив. О каком воспитании зрителя, о каком создании традиций, о каком взращивании и воспитании труппы может идти речь?

Я уже не говорю о том, как укомплектованы труппы. Каждый «варяг» перетасовывает труппу по своему разумению, субъективно и неумело. И в этом виноваты актеры? Каждый вновь пришедший «главный» начинает свою жизнь с замены, быстрой и полной, всего того, что было до него, в том числе и репертуара. Делается это спешно: о знакомстве с труппой, предполагающем опять же процесс воспитания актера, речи не идет. Вероятно, чаще всего это и приводит к обратной реакции. Неуважение к актерской личности, нежелание и неумение видеть в актере сотворца, работать с актером на паритетных, как говорится, началах — вот далеко не полный перечень режиссерских качеств, результатом чего и являются духовно не оплодотворенные подделки под спектакль.

Кстати, режиссеры сетуют на то, что театр стал публицистическим... Кто сделал театр таковым? Актеры? У них выбора-то нет, играют, что дают. Вожжи-то как раз в других руках... Недаром в театрах бытует старая пословица, очень точно отражающая положение дел: «Театры — вокзалы, режиссеры — поезда. Поезда приходят и уходят, а вокзалы остаются». Куда уж точнее!.. Безусловно, есть исключения, но они редки и лишь поддерживают правило. Да, есть режиссеры — лидеры и личности, которые приходят в город не на год, а на всю жизнь. И своей жизнью, служением искусству театра они являют пример и для артистов. Думаю, не нужно объяснять, в чем сила примера. Тогда и актеры идут за лидером, тогда постулат «свобода есть осознанная необходимость» — не пустые слова. «Поверю и пойду» — вот это выражение можно вынести в эпиграф такого диалога между режиссером и актером. Пока же все это — отдельные «случаи из жизни». В большинстве своем — картина не из обнадеживающих.

Сегодня есть попытка подменить театральное развитие фантомом «договорной системы». Свалив все беды театра на акте-ров, ополовинить труппы, окончательно закабалить актеров, полностью лишить их права на свое суждение и...  А вот что тогда — должно быть понятно. Режиссура стремится полностью монополизировать власть в театре. Извести художественный совет с его и без того хилым правом на совещательный голос. Вероятно, есть такие театры, где оправдана монополия художественного руководителя, как у Монастырского в Куйбышеве, например. Ах, если бы наши режиссеры стремились быть похожими на Монастырского, хотя и он, конечно, не идеал!

А кто и когда задумывался над тем, что прежде чем дисквалифицировать артиста, лишив его работы, изгнав из труппы, хорошо бы подумать, почему артист стал таким, каков есть? Выучившись, прийдя в театр, все одинаково способны к труду и хотят играть. Кто расставляет их «по местам», не они же сами! Те, кто делает «жизнь» в театре! Режиссеры зачастую нещадно эксплуатируют лишь актерский типаж, а это прямой путь к актерским штампам, за которые эти же режиссеры корят актеров.

Часто без работы годами остаются те, кто однажды, отстаивая свое право на творчество, возразил режиссеру. В каких условиях живут актеры? Общежития, коммуналки, плохонькие квартирки, где негде и роль-то поучить. Мизерные оклады заставляют искать приработка. Какое искусство, какой там «творческий акт», если мысли не на сцене, а «где картошки в семью купить-принести»? 

Я иногда нервничаю, когда в разговоре слышу требования, чтобы артисты были «на уровне» английских, американских и т. д. И формой, и одеждой, и мыслью. Ни того, ни другого, ни третьего... Мыла даже нет, дезодоранта, лака для волос, чтобы «выглядеть», не говорю уж, чтобы — «быть»... Правда, Дроздов говорит, и резонно, что «при чем тут зритель». Да, зритель ни при чем. Но «бытие определяет сознание» — это надо твердо всем помнить. Нельзя от голодной коровы требовать молока... Да, я понимаю, что тут же кто-то скажет дескать, в ТЮЗах прибавили зарплату, а зритель что-то не того, чтобы... Верно, так. Но актеры ли виноваты в этом? И так ли уж подняты актерские зарплаты, чтобы говорить об этом серьезно? Печально и то, что до сих пор это мизерное вспомоществование, попытка «догнать» инфляцию не коснулась остальных арфистов страны. А сколько театров в стране не имеют своих зданий? А какова их материальная база? А каковы отчисления от городских бюджетов на культуру? Вероятно, все это затрудняет жизнь режиссерам, заставляет их кочевать по стране. Но при чем тут актеры? И по¬леднее... Когда в театре один год заполняемость зала 90 %, другой год 40 %, а труппа та же, в чем тут дело? В актерах?

Все это вместе взятое делает еще одно страшное дело — мы лишены одаренной смены. Мизерные конкурсы на театральные факультеты, отсутствие талантливых абитуриентов говорит (вопит!) о том, что искусство артиста стало непрестижным в обществе. Режиссеры! То, что происходит в театре,— наши общие беды. Результат черных дней прошлого десятилетия. Так не будем обвинять друг друга в отсутствии дарования. Согласимся, что все мы талантливы, и без амбиций начнем работать, пока еще не поздно. 

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей
Договор оферты

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2017 г.