142-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Российскую сцену показали одним краем. Красноярские театры на "Золотой маске"
22 марта 2017 г.

В Москве продолжается фестиваль "Золотая маска". Особенно широко в его конкурсных и внеконкурсных программах в этом сезоне оказались представлены драматические театры одного региона — Красноярского края. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Фестиваль театр

Главный режиссер Красноярского драмтеатра Олег Рыбкин не раз участвовал в сражениях за "Золотую маску". Но на сей раз его спектакль был приглашен во внеконкурсную программу: "Чик. Гудбай, Берлин" Красноярского театра имени Пушкина закрывал афишу "Детский Weekend", представлявшую лучшие спектакли для аудитории младшего возраста. Спектакль Рыбкина поставлен по роману немецкого писателя Вольфганга Херрндорфа, и его вряд ли можно назвать детским — он из той возрастной театральной ниши, которую наши театры, как правило, совсем не знают чем заполнять. Это называется "подростковый спектакль": для публики, которая сказки смотреть не будет, а вот вернется ли позже в обычный театр на вечерние спектакли, большой вопрос.

Герои "Чик. Гудбай, Берлин!" — два подростка, немец и русский иммигрант, пустившиеся в загородное путешествие на угнанной ими старой "Ниве" подальше от школы и родителей. Короткий спектакль, сыгранный на небольшой площадке перед видеоэкраном и с минимумом реквизита, вроде бы не должен был выйти за рамки побочной для академического краевого театра "домашней радости" — но благодаря точно найденной интонации и внутренней честности его создателей вполне может быть назван событием. Камерное роуд-шоу, в сущности, рассказывает о чувстве личной свободы, которое обретают подростки,— но не восторженно, не фальшиво-приподнято, а доверительно, словно со знанием того драматизма жизни, который неотделим от личной ответственности за себя и других. В романе есть и тема толерантности — один из двух героев оказывается геем. Для Германии спокойный разговор на эту тему с подростками — принятая норма жизни; у нас же убедительное спокойствие, с которым Рыбкин провел важную тему романа через спектакль Красноярского театра, сегодня кажется чуть ли не героизмом. Вообще, спектакль Рыбкина лишний раз доказывает, что для хорошего режиссера не важны ни стесненность бюджета, ни возрастной адрес постановки, ни расстояние от столиц.

Красноярский край сам славится своими расстояниями, когда-то про него даже пьесу написали, называлась "Равняется четырем Франциям". Больших городов на этой огромной территории почти нет, но на звание самого театрального из всех российских регионов сегодня край может претендовать. Сегодня на него своего рода мода. В последние годы местом, можно сказать, паломничества критиков-экспертов стал работающий в деревянном домике репертуарный театр в поселке Мотыгино, куда в межсезонную распутицу, говорят, и не доберешься. ТЮЗ Красноярска под руководством Романа Феодори и Минусинский драмтеатр во главе с Алексеем Песеговым — частые номинанты "Золотой маски", легко конкурирующие со столичными знаменитостями. На сей раз ТЮЗ с музыкальным спектаклем "Биндюжник и король" щедро представлен в номинации "оперетта/мюзикл", а Минусинск остался за бортом фестиваля. Но представительство Красноярского края в драме от этого не уменьшилось: в номинации "Большая форма" будет представлен "Дядя Ваня" Норильского театра, а явным лидером зрительских и критических симпатий уже завершившейся внеконкурсной программы "Маска плюс" стал театр из Лесосибирска.

Кстати, разумнее было бы поменять местами "Малые деньги" лесосибирского театра "Поиск" и спектакль "Жили-были" Драматического театра города Шарыпово Красноярского же края, по воле экспертов попавший в главный конкурс "Золотой маски". Постановка Константина Солдатова, кажется, намного уместнее смотрелась бы в "Маске плюс". Повесть Леонида Андреева о трех умирающих пациентах одной больничной палаты — дьяконе, купце и студенте — разыграна аккуратно и аскетично. На сцене лишь дверь, школьная грифельная доска и три кровати, больше напоминающие массивные надгробья. Быт отступает здесь на второй план, режиссер стремится передать общую атмосферу безысходности, ожидания неотвратимого, расставания больных со своей плотью. Зоны молчания в "Жили-были" становятся важнее слов, навязчиво повторяющиеся музыкальные темы словно скручивают воздух в страшную воронку — вот уже действие превращается в своего рода ритуал приготовления к переходу в иное измерение, и вдруг кажется, что мы видим уже не здешний мир, а загробный. В прологе и финале актеры предстают собранными в дорогу пассажирами — всех ожидает один и тот же путь. Спектакль Константина Солдатова соразмерен возможностям актеров городской труппы, и для знакомства с театром сибирского города он абсолютно уместен. Но какое отношение эта работа может иметь к конкурсу "Золотой маски", понять непросто. Впрочем, номинация "Малая форма" в этом году размыта до неприличия — в ней 18 названий, и соревнование в ней фактически подменено информативным обзором.

Газета "Коммерсантъ" №48 от 22.03.2017, стр. 11

Коммерсант.ру

Роман Должанский

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2017 г.