144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Кто вы, господин Бунин?
01 декабря 2009 г.

Весенние слухи о том, что в драматическом театре им. А.С. Пушкина собираются ставить И. Бунина, осенью доказали свою состоятельность. Премьера спектакля «Тёмные аллеи» главного режиссёра театра ОЛЕГА РЫБКИНА стала событием весьма примечательным. Постановка, созданная по сборнику коротких прозаических рассказов, — само по себе любопытное явление, а в сочетании с весьма характерным стилем режиссёра создаёт еще более ощутимую интригу для зрителей.

Признайтесь, кого вы представляете, когда я говорю о Бунине? Большого полного мужчину, внешне похожего на Шаляпина, с барскими замашками и отсутствием личной жизни? Писателя, создавшего замечательные стихи, но прославившегося благодаря прозе? Автора «Окаянных дней» или автора «Лёгкого дыхания»? Бунин прост для прочтения, но специфичен для понимания.

Моя сестра недавно проходила его в школе. Они читали какой-то рассказ, а потом пересказывали его вслух. Говорит, что такой непотребщины в жизни не слышала, а ведь школьники нынче продвинутые, сами понимаете.

Трагическая романтика и грубоватый натурализм — вот чем славна проза Бунина. А теперь

вспомните, чем славен среди красноярской публики Рыбкин, и поймёте, почему дамам и стеснительным кавалерам этот спектакль лучше смотреть на разных концах партера. Адская смесь, право слово! Там есть сцена (по рассказу «Смарагд»), в которой участвует чудесная юная парочка, сущие дети. Они периодически пробегают по верхней палубе парохода, кокетничая и смеясь. А потом в нужный момент выходят на передний план и разыгрывают свою историю. Куда исчезла романтичная юность? Он всего-то хочет с ней «того», а она не хочет. В контексте этой животрепещущей темы она занимается тем, что ведёт нервические монологи, а он её домогается. Ну, и домогётся в конце концов, чего

греха таить, пусть и не при всех, но за кулисами точно.

Однако по порядку: то был натурализм, а сейчас — романтика. В спектакле прекрасная сценография (в Пушкинском она давно уже превосходна). Сцена превратилась в пароход, разделённый на две части — верхнюю палубу и кают-компанию ресторанного типа. Это обеспечило обширным пространством множество бунинских историй — ярких, трагичных и, что немаловажно, весьма интимных как по характеру переживаний, так и по степени своей откровенности.

Истории эти стали по большей части воспоминаниями пассажиров парохода, идущего в Константинополь, одно из последних пристанищ русской интеллигенции. Перед зрителями разворачивались во всей своей драматичности сцены ревности и жарких признаний, томительного переживания и холодного равнодушия.

В постановке задействовано большое количество актёров, при этом — почти нет массовых сцен, словно десятки маленьких антреприз одна за другой проходят перед глазами зрителей.

Герои историй редко знакомы между собой, происходящее мелькает сюжет за сюжетом, оставляя всё нарастающую печаль: о хрупкости счастья, об удивительно жестоком свойстве людей ломать чужие жизни, о безвозвратно ушедшей из истории России поре интеллигенции...

О простоте и доверчивости русских женщин, вне зависимости от социального положения, о развращённости власть имеющих мужчин...

А теперь вновь натурализм: мужчины и женщины. Сначала — о женщинах. Надо сказать, что актрисы у Рыбкина всегда разыгрывают (очень выразительно) один и тот же типаж, в котором их когда-то увидел главный режиссёр. Поэтому внимательный зритель здесь встретит и невротичную Бланш Дюбуа (Л. КАЕВИЦЕР), и ее бестолковую сестру Стелу (В. БОЛОТОВА), и инфантильную Нину Заречную (О. БЕЛОБРОВА), и ещё много-много-

много кого. Благо это или беда, но благодаря этому женщины «Тёмных аллей» и по игре, и по судьбам оказываются индивидуальными в своей типичности, оттого ещё более достоверными и трагичными в тщетных попытках ощутить любовь и счастье.

А вот мужчины, несмотря на яркие характеры, сыгранные яркими актёрами, все одинаковы. Они все — подонки, и никого из них не жаль. Разве что того актёра, чья любовница, бывшая проститутка, умерла от чахотки (Д. КОНОВАЛОВ) в рассказе «Мадрид». Они — охотники и насмешники, и трагизм их — это трагизм пресыщенных жизнью людей. Признаться, глядя на этих сомнительных персонажей, думаешь о том, что революция не была ошибкой.

Романтика. К концу первого акта, растянувшегося, в лучших традициях последних «пушкинских» спектаклей, на добрых полтора часа, ощущение безысходности достигло своего апогея. В антракте были замечены несколько единичных разочарованных зрителей, покидающих театр (что, в каком-то смысле, тоже является традиционным для рыбкинских спектаклей явлением), но второй акт совершенно выровнял баланс ощущений.

Пускай истории, рассказанные в нём, не стали счастливее (как известно, в «Тёмных аллеях» вообще нет оптимистических сюжетов), но на смену удушающему цинизму пришло очищающее просветление: умело подобранные сюжеты вернули веру в необходимость, в неприкосновенность любви как чувства, являющегося самым важным в жизни любого человека. Исчезли типические женщины и появились типические мужчины — такие, как поэт Я. АЛЛЕНОВА, которого — единственного! — не жалко из уважения, а не из-за омерзения. Да и нетрезвый поручик из рассказа «Пароход Саратов» (Д. КОРЯВИН), фигура ранее комическая, раскрывает свой потенциальный трагизм.

Второй акт — динамичный, лаконичный, эмоционально яркий — всегда здесь такой, это тоже традиция. Резюмируя, стоит отметить, что неоспоримым достоинством «Тёмных аллей» является удивительно точное воспроизведение атмосферы периода революционного безвременья, когда смута окружающая перекликалась со смутой внутренней, сомнениями и страхами людей, в один миг потерявших почву под ногами, и, что ещё хуже — надежду на будущее благополучие. Трудно осуждать их за безнравственность или отчаянные поступки, трудно и сопереживать, но — возможно. Поэтому — зачерствите ваши сердца, чтобы не остаться равнодушными и приготовьтесь

к созерцанию бунинско-«пушкинского» феномена любви.

Кстати, о чём вы теперь думаете, когда я спрашиваю вас о Бунине?

Сибирский форум Интеллектуальный диалог (pdf-журнад Сибирского федерального университета), №2, декабрь 2009, стр.13, Автор Евгений Мельников

Источник: http://sfu-kras.ru/node/6464

Евгений Мельников, Сибирский форум Интеллектуальный диалог

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.