144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

«Дама пик» в Красноярском театре им. Пушкина
20 ноября 2015 г.

Ярко, несерьезно и развязно

В пушкинском театре представили «Даму пик» — постановку декоративную, смешную и неглубокую, но по-своему обаятельную; вероятно, один из лучших вариантов для времяпрепровождения на новогодних каникулах.

Спектакль демонстрирует нарочитую легкость буквально с порога: действие открывается шуточным перфомансом, где зрителям объясняют правила игры в «фараон», популярнейшую карточную игру из салонов XVIII века. Для победы не требовалось ни ума, ни фантазии — лишь загадать карту, да надеяться, что она выпадет тебе, а не сопернику. Весьма затратный способ выяснить, кто удачливее, но другие способы в те времена были ещё опаснее — режиссер Геннадий Тростянецкий остроумно рифмует карточные баталии с венчающей первый акт русской дуэлью, где, как известно, часто стрелялись с десяти шагов, чтобы наверняка, и потому даже дилетант имел шанс свалить бретёра.

Что для одних — источник острых ощущений, для других — возможность вгрызться в какие-то неведомые прочим правила мироздания, обратить их себе во благо и, в конечном счете, возвыситься над остальными. «Дама пик» — о том, что азартные люди склонны к мистификации закона случайных чисел, а лишенные азарта, напротив, видят систему даже в кромешном хаосе и не остановятся ни перед чем, чтобы доказать основательность своих взглядов. Германн в исполнении Никиты Косачева — не человек даже, а натуральный робот в людском обличье, причем холодность и механистичность его немецкого сознания доведена до абсурда. Так, даже во время банных процедур он решает логические задачки, а воспитанницу старой графини Лизоньку соблазняет с потрясающим цинизмом, в качестве любовных писем отправляя ей то грубовато переписанные из классического романа пассажи, то похабные записульки.

Такая свирепая, мертвящая расчетливость враждебна человеческому и губительна для души. Зрителям предлагается вариант, в котором Германн понтирует на туза и все-таки выигрывает — чудовищный гротеск его триумфа, где даже денщик-недоумок Ганс, чуя власть своего хозяина, внезапно оскаливает зубы и заставляет русских офицеров ходить по струнке. Пожалуй, это единственная сцена, в которой тебя действительно берет оторопь; в остальном же идея преступления и наказания выпячивается с раздражающей доходчивостью. Режиссер даже организует для героя промежуточный катарсис, обрекая Лизоньку на смерть под колесами пьяного кучера — и всё только ради того, чтобы в нужный момент другой персонаж мог выдать хлесткое «он всё ещё ничего не понял», как бы демонстрируя глубину падения беспринципного иностранца.

Тонкие смыслы вынимаются из пространства внутренней психологии и помещаются во внешний, предметный мир с исключительной беспардонностью — в ход идут невнятные символы и ломовые цитаты из других русских классиков. Лучший пример этого — в целом, симпатичный сюжет с демоническим двойником Германа, которого играет Станислав Линецкий, но позволяющий увести действие от сложной драматической игры в сторону позёрства.

Персонажи от натягивания достоевщины, в антуражном смысле этого слова, на пушкинский текст изрядно потеряли в глубине. Каждого из них, даже в эпизодах, разглядывать приятно, но они скорее забавны, нежели по-настоящему интересны.

Единственный, кто по-настоящему запоминается — это трагикомическая Лизонька Марии Алексеевой, которой удается внести подлинную душевность в анекдотическую наивность своей героини. Однако это игра в чистом поле, скорее даже стоящая особняком. Спектакль настолько несерьезен и даже развязен, что в какой-то момент за его яркая и озорная сценографией отдает милым ребячеством — и когда мертвая графиня ерзает в кресле, принимая более удобную позу, воспринимаешь это как данность.

«Пиковая дама» Пушкина проста до гениальности; забавно, что это в какой-то момент подчеркивается даже в самом спектакле: «Однажды играли в карты у конногвардейца Нарумова». И точка: никакой пустопорожней болтовни, никакого чрезмерного декора, никаких слащавых сантиментов. «Дама пик» Тростянецкого, напротив, приторно театральна: она напичкана визуальными эффектами, манерными жестами и размашистыми телодвижениями.

Любопытно, что есть в нашем городе спектакль, который в плане механики и исполнения более всего напоминает «Даму пик» — называется он «Тартюф», и поставил его, что неудивительно, Роман Феодори, известный адепт визионерского театра, ученик питерского режиссера. Другое дело, что в «Тартюфе» все эффекты и ужимки как бы работали на общий объем, позволяли сюжету раскручиваться и вовне, и вглубь, тогда как в «Даме пик» они разваливают действие на множество анекдотов.

Но милых анекдотов, — и бог с ними.

Статья на портале NewsLab

 

Евгений Мельников, портал NewsLab от 19.11.15

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.