144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

За искусство — пулю в лоб
10 февраля 2010 г.

Красноярский театр им. Пушкина выпустил спектакль о театре и его закулисных столкновениях, обычно скрытых от глаз публики. Но за поверхностью анекдотичного сюжета премьеры «Пули над Бродвеем» Вуди Аллена, за ее ярким мультяшным оформлением кипят поистине шекспировские страсти и поднимаются нешуточные вопросы бытия.

Под маской комикса

На первый взгляд, Олег Рыбкин поставил спектакль-комикс, где практически все герои — не живые лица, а типажи. Колоритны крестный отец мафии Ник Валенти (Яков Алленов), его капризная любовница стриптизерша Оливия, мечтающая стать актрисой (Ирина Петрова), бандиты Валенти в костюмах яркой попугайской расцветки (Марк Парасюк и Артем Рудой). Не менее узнаваемые персонажи и из мира искусства — тщеславный бездарный драматург Дэвид Шайн (Владимир Пузанов), его продюсер Маркс с одесскими корнями (Виктор Лосьянов), тускнеющая звезда Хелен Синклэйр, как она охарактеризована в программке к спектаклю. Кстати, случайно так совпало или нет, но при первом появлении на сцене героиня Людмилы Михненковой — просто вылитая Людмила Гурченко. И очень легко проверить, что лучшие годы этой манерной звезды с нарочито протяжным столичным акцентом остались позади. Трудно поверить в другое — что в ее багаже такие роли, как Электра или леди Макбет...

Перед публикой разворачивается театральная кухня: нервозная атмосфера выпуска спектакля, эмоциональные разборки актрис, не стесняющихся в выражениях, бесконечные интриги и провокации. Передана она в весьма ироничном ключе, и, возможно, многие увидят во всех этих внутритеатральных хитросплетениях не более чем комедию. Но все гораздо глубже — за внешней несерьезностью формы высвечиваются очень серьезные вопросы. Которые театр обращает как к публике, так и к самому себе.

Искусство и компромиссы

Один из недвусмысленных посылов постановки — искусство не способно выжить самостоятельно, нужны вложения извне (в данном случае — деньги мафии). Но чтобы их получить, порой приходится кое-чем поступиться... Способен ли творец пойти на компромиссы, пожертвовать своими принципами? Посредственный — способен, потому что у него и принципов-то нет, пустая декларация. Как спрашивает себя потрясенный Дэвид: «Неужели я на все готов ради славы? Ответ — да. Я проститутка!» Но то Дэвид. Настоящий художник (ирония в том, что самым принципиальным здесь оказывается бандит Чич) никаких компромиссов не приемлет. И без всяких сомнений готов заплатить за то, что ему дорого, жизнью — как чужой, так и своей.

Такая постановка проблемы выбора, конечно, несколько утрированная, абсолютизированная. На практике существование театра — это бесконечные компромиссы, как чисто творческие, так и производственные. Как, например, кошмарный сон российского искусства — закупки через тендеры, где главный критерий — дешевизна, а не качество. Или застарелая внутренняя проблема театра, когда роли раздаются не по заслугам, а по протекции. В спектакле так получает роль Оливия. Но в жизни не на каждую Оливию найдется свой Чич, способный до конца противостоять конформизму в искусстве. Так и хочется добавить — к сожалению... Кстати, в «Пулях» на роли Чича два актера — Андрей Киндяков и Сергей Селеменев. У Киндякова Чич получился вполне в контексте постановки — такой же персонаж комикса, как и все, и его реплики воспринимаются скорее как анекдот. Для героя Селеменева все серьезно, в этом Чиче ни тени комичности. И на таком контрасте со всем остальным окружением как раз особенно отчетливо проявляется глубина поднимаемых проблем спектакля. Невозможно не поверить Чичу: за идею действительно можно убить. Иногда это единственный выход из положения.

Риск оправдался

Чем еще примечателен спектакль Рыбкина — в нем вышли на сцену сразу четыре новых актера театра, и это был немалый риск. Особенно если учесть, что трое из них несколько лет не работали на профессиональной театральной сцене. Возвращение не у всех прошло гладко — Дмитрий Борков еще явно в поиске характера своего героя, посредственного драматурга Флендера. Борков от начала и до конца играет его на одной интонации — какого-то потрепанного лузера, при этом абсолютно неубедительного.

Зато другие новички показались безупречно. Достоверен актер-обжора Уорнер Пурсель у Дмитрия Дьяконова, какая-то пародия на актерский гедонизм — живи на полную катушку и ни в чем себе не отказывай. Не менее пародийна эксцентричная актриса Памелла Брент у Натальи Горячевой — фейерверк юмора и экстравагантности. И просто настоящее открытие — Ирина Петрова в роли стриптизерши Оливии. Актриса много работала по клубам и в этот образ вписалась идеально — такое ощущение, что Петровой здесь играть ничего не надо, характер героини знаком ей не понаслышке. При столь удачном попадании у нее был риск остаться актрисой одной роли. Но Ирина благополучно преодолела этот стереотип. На днях она не менее убедительно ввелась в «Темные аллеи» на роль натурщицы Катеньки. Похоже, в краевой драме появилась очень интересная характерная молодая актриса. Во всяком случае, это однозначно лучший женский дебют сезона.

Елена Коновалова, Вечерний Красноярск

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.