143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

ОЛЕГ РЫБКИН: "ЛУЧШИЙ ПОДАРОК К ЮБИЛЕЮ - ХОРОШИЙ СПЕКТАКЛЬ!"
10 июля 2015 г.

Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина завершил юбилейный, 140-й творческий сезон, что называется, на мажорной ноте: спустя три года коллектив вернулся в родные стены. Вот только каких волнений, тревог и потраченных нервов это стоило... Лучше всех об этом знает главный режиссёр театра Олег Рыбкин, с которым и состоялся наш разговор. 

- Олег Алексеевич, собираетесь ли вы отмечать в 2016 году десятилетие своего пребывания на посту главного режиссёра красноярского драмтеатра?

- Не знаю, я ведь и своё пятидесятилетие на большой сцене не отметил. Честно говоря, пока об этом не думал. Лучшее празднование грядущего юбилея - хороший спектакль. И уже можно открыть секрет: мне хотелось бы поставить текст Юрия Олеши "Зависть". Есть пьеса, им же написанная в своё время для Вахтанговского театра, где она шла не без успеха в 1929 году под названием "Заговор чувств", и играли там такие замечательные артисты, как Борис Захава, Софья Гиацинтова. Текст романа как таковой имеет опосредованное отношение к пьесе, поэтому мы находимся в некотором размышлении: как подойти к этому великому, прекрасному материалу?

- Ещё до вашего прихода в красноярский театр здесь собирались ставить "Бег" Михаила Булгакова. К сожалению, не случилось... Не думали об этом?

- Слишком много с тех пор утекло воды. Да и чтобы театр Пушкина выглядел так, как должен выглядеть, чтобы отвечал всем требованиям к главному драмтеатру края, нам ещё нужно время. Период реконструкции, в течение которого пытались более или менее соответствовать зрительским ожиданиям и выпускали-таки спектакли, например "Варваров" (что было непросто), не прошёл бесследно.

Все мы понимаем, что есть родные стены, понятие театрального дома, и сейчас неспешно возвращаемся в своё, так сказать, намоленное пространство, где, как говорится, всё помогает... Стены ДК помогали не слишком.

- Тем не менее труппа в целом сохранилась, за исключением тех, кого театр потерял безвозвратно буквально в последнее время - Виктора Питерского, народных артистов России Екатерины Мокиенко и Валерия Дьяконова.

- Это очень много. Театр уже никогда не будет прежним. Ушли столпы театрального дела в нашем крае. Люди, которые воспринимались большой частью красноярской публики именно так.

Валерий Дьяконов ушёл на том спектакле, который я ставил именно для него,- "Костюмер". Он был последним, сыгранный Валерием Аркадьевичем. Такой вот глубокий, скрытый сюжет наших внутритеатральных, невидимых непосвящённым взаимоотношений...

- Вы номинировались на "Золотую маску" с "Зойкиной квартирой", "Ивонной, принцессой Бургундской", "Тремя сёстрами", "Приглашением на казнь" в новосибирском "Красном факеле", с "Чайкой" - в красноярском драмтеатре. Однако заветный приз так и не получили...

- Почему "Чайке" не дали приз? Извините, но моими соперниками были такие мэтры режиссуры, как Лев Додин, Валерий Фокин и другие.

Ситуация с "масками" сегодня непростая. Мне ведь случилось побывать ещё и в жюри конкурса, увидеть кухню глубоко изнутри. Могу сказать одно: ни о каких вещах, не связанных с искусством, внутри этой организации речи не идёт.

Люди, которые там собираются в судействе, абсолютно разных взглядов на театральное искусство: представитель старшего поколения - Адольф Шапиро, Максим Исаев - из авангардного инженерного театра AXE (Санкт-Петербург), Лена Гремина из "Театра.doc", Юра Муравицкий, Полина Кутепова и я, Олег Рыбкин. Попытки найти консенсус давали какой-то результат, озвученный затем на сцене.

Неверно было бы сказать, что "Золотая маска" поддерживает какие-то радикальные театральные течения, ведь не получили приз ни Кирилл Серебренников, ни Константин Богомолов. Конечно, эта поддержка где-то муссируется, но главное - итог, когда вышли люди и огласили результаты.

- А вы определили для себя за годы, проведённые в Красноярске,- каков он, местный зритель? Это я к тому, что в Доме актёра и ДК "Железнодорожник" сформировалась вульгарная антрепризная площадка со спектаклями под названиями типа "Где у вас кровать?", работающая с аншлагом.

- Главный театр края не может превратиться в площадку тенденциозного репертуара.

Конечно, с одной стороны, здорово: представьте себе, например, "Авторский театр Рыбкина". Однако есть люди, которые хотят смотреть и что-то другое, и я не могу им в этом отказать: альтернативы-то нет.

Ещё бы один драматический театр нужен в Красноярске, неподалёку от основного, пусть он выполнял бы ту функцию, которую взял на себя Дом актёра. Хотя эта площадка никогда не сможет сравниться по большим постановочным возможностям с нашим театром. Но, как сказал театральный критик Алексей Владимирович Бартошевич, когда оценивал спектакли, привезённые на "Золотую маску": "Пусть цветут все цветы..."

Считаю, что красноярский зритель достаточно требователен, и чем дальше, тем больше. Его не устраивает уровень антреприз, привозимых из Москвы и других городов, потому что наша публика имеет возможность сравнить. И сравнение зачастую оказывается в пользу не столичности - а нашей внутренней красноярской добропорядочности и уважения к зрителю.

- Почему в том же Новосибирске успешно работает несколько драматических театров, а у нас только один на левобережье?

- Не знаю. Почему так сложилось? Я задавал этот вопрос, когда только пришёл сюда. Для меня - большая загадка. В том же Омске возникли драматический "Пятый театр", восьмой, седьмой и ещё какой-то, а в Красноярске при наличии инфраструктуры творческие люди, которые были готовы что-то здесь создавать, в разные моменты покидали город.

В Новосибирске были ответные действия властей, которые открывали театры, финансировали их, создавали бюджетную среду. Я работал в любительском учреждении - в нём служили люди, не бравшие за это денег, просто им доставляло удовольствие выходить на сцену. Сейчас так не получается, хотя, конечно, есть и всегда будет любительская часть.

Однако встречаются коллективы, которые, перерастая любительскую историю, могли бы стать профессиональными,- но для них на сегодняшний день я не вижу никакой поддержки властей.

То, что пытался сделать Никита Рак с театром "Наводнение", другие люди с другими коллективами... Всё это точечные моменты, не превращающиеся в нечто большее. Обязательно встают обычные вопросы: помещение, бюджет, штатное расписание. Словом, всё, что обнаруживается за простым явлением, которое называется профессионализмом.

- Режиссёру ведь довольно редко приходится участвовать в таком процессе, как реконструкция старого театра или рождение нового? Процесс непростой. Как вы его перенесли?

- Если бы это была просто реконструкция, обновление чего-то... Надо сказать, большое количество конструктивных вещей возникло в театре благодаря моему участию - в какой-то степени как строителя. Начнём с того, что в зале нужен паркет, чтобы сохранилась уникальная акустика. Это значительно удорожило проект. Если вы помните, портал сцены был белый - теперь он тёмно-коричневый, каким и должен быть. Появилась уникальная сцена - и хоть меня уговаривали выкрасить её в чёрный цвет, я сопротивлялся и, если надо, продолжу.

Это одна из уникальных особенностей сегодняшнего театра Пушкина. Многие хотят, чтобы у них была светлая сцена, пол, доски как таковые,- но не все могут себе такое позволить. Борьба за цвет пола, кстати, идёт до сих пор, потому что тёмная сцена выгоднее, удобнее: не пачкается, не требует особого ухода.

Ещё одна вещь, которая не была озвучена в присутствии множества гостей во время открытия: наличие нашего театрального пространства сильно сказывается на пространстве всего края.

В течение трёх лет реконструкции фестивали "Театральная весна" проводились на неприспособленных для этого площадках, а в этом году и Минусинск, и Канск, и Норильск играли у нас, исключительно внутри театрального здания. Конечно, оснащение театра Пушкина на сегодняшний момент отвечает самым серьёзным европейским запросам. Техника, какой обладаем мы, есть лишь в нескольких театрах России - в Московском художественном театре, Театре наций и Мастерской Петра Фоменко. Ясно, почему сегодня столь большое желание оказаться на красноярской площадке и у Театра Вахтангова, и у "Золотой маски"? Нужно понимать, что и "Пастух и пастушка" появились у нас благодаря новой сцене.

От спектакля "Двенадцатая ночь" все сразу ожидали чего-то сногсшибательного, а это оказалось, если можно так выразиться, пробой пера. И кто перескажет, как мы работали, опишет то, что здесь происходило перед открытием?! Когда вырубался свет и компьютеры, когда гасло всё электричество и записанное пропадало напрочь?!

- Насколько мне известно, реконструкция театра ещё не закончилась...

- Сегодняшний театр Пушкина представляет собой прокатную площадку, хотя мы должны делать собственный продукт. Театр - это комплекс, связанный с постановочными цехами, которые должны быть справа и слева от здания. Там же должна расположиться малая сцена. Всё это спроектировано "Гражданпроектом". Кажется, после довольно сложных переговоров и выработки понимания того, как в бюджете края сконцентрировать деньги для достройки театра, средства были всё-таки найдены.

Добавлю, мы обладаем уникальными пространственными возможностями, чего нет у Новосибирска, Омска, Ярославля, которым некуда строиться.

Перспективы нашего развития сейчас довольно дальние: понятно, что в этом году никакого финансирования быть не может, но до 2017-го обещано построить два здания цехов, потому что они проще, там нет того, что было в историческом здании. А нам большего не надо: дайте монтажную площадку, здания для цехов и ещё одну малую сцену.

 

***

Олег Алексеевич РЫБКИН. Главный режиссёр Красноярского драматического театра имени А. С. Пушкина. Родился 18 октября 1962 года в Керчи. В 1993 году окончил Российскую академию театрального искусства (мастерская Петра Фоменко). Дипломный спектакль "Свадьба Кречинского" Александра Сухово-Кобылина был поставлен в 1993 году в Красноярске.

Работал в Москве, Санкт-Петербурге, Красноярске, Омске, Томске, Самаре, Софии, Новосибирске. В 1997-2002 годах возглавлял новосибирский театр "Красный факел". Первым из новосибирских режиссёров номинировался на соискание национальной театральной премии "Золотая маска".

В августе 2006 года возглавил Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, где поставил спектакли "Таланты и поклонники", "Король Лир", "Счастливого Рождества, дядюшка Скрудж!", "Трёхгрошовая опера", "Трамвай "Желание", "Чайка", "Варвары" и другие. С 2008 года - художественный руководитель фестиваля современной драматургии "ДНК" ("Драма. Новый Код") в Красноярске.

Источник

Сергей ПАВЛЕНКО, «Красноярский рабочий»

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей
Договор оферты

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2017 г.