143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Тамара СЕМИЧЕВА: «Оценивает главный судья – зритель»
27 февраля 2015 г.

Актриса Красноярского драматического театра имени А. С. Пушкина Тамара Семичева несколько дней назад отпраздновала свой юбилей, а в скором времени обязательно отметит своё сорокалетие работы на сцене родного театра. Случилось в жизни замечательной актрисы, как, собственно, и всей труппы театра, значительное событие: после трёхлетнего перерыва, связанного с реставрацией, театр Пушкина вновь открывает двери для своих поклонников.

Тамара Владимировна, помните ли вы свой первый спектакль на сцене театра имени Пушкина?

Конечно! Михаил Рощин. «Муж и жена снимут комнату». Играла Алёну. Только пришла, как главный режиссёр Натан Басин, тоже, кстати, ставивший в Красноярске свой первый спектакль, сразу предложил мне большую работу. Потом многие говорили: «Тебе очень повезло. Дебютантка – и сразу центральная роль». Моим партнёром был актёр Виктор Шубин (В последнее время жил и работал в Санкт-Петербурге, снимался в фильмах «Бандитский Петербург – 10», «Сын полка», «Найти и обезвредить», «В полосе прибоя». Скончался 7 июля 2010 года. – С. П.). Спектакль получился необычный, ведь бытовая, семейная тема вновь начала становиться популярной. Из семьи ведь все наши достижения, неудачи, грехи. Наверное, у меня были и лучшие работы, и худшие, судить не мне, оценивает только самый главный судья – зритель, но работала я всегда со страстью и интересом. Даже если роль не получилась, не огорчалась в дальнейшем не стоит – есть смысл работать дальше, потому что ничто не проходит даром, ты учишься на собственных ошибках.

Период, когда вы пришли в Красноярский драматический, был замечательным временем в жизни театра: вместе с любителем «монументального» стиля, мастером режиссуры Натаном Басиным на сцене появился нынешний костяк труппы, её теперешнее старшее поколение – супруги Михненковы, Владислав Жуковский, Светлана Сорокина...

Лида Тюшнякова, Лариса Селеменева... Скучаю временами по эпическим постановкам Натана Израилевича. Он был, действительно, мастер, не только абсолютный постановщик массовых сцен, но и детально прорабатывал каждую роль в массовке, когда каждый маленький образ становился интересным. И мы тогда все были, что называется, в семье.

Можете выделить из своего списка наиболее понравившиеся роли?

Нравилось многое. Допустим, «Смотрите, кто пришёл» Владимира Арро, где мы работали с Эдуардом Михненковым. Эта пьеса абсолютно не потеряла своей актуальности, ее можно ставить вновь!

Предыдущее наше интервью, датированное февралём 2010 года, называлось «Я – оптимистка!» Увидев вас сегодня, подумал, что будущий разговор можно озаглавить «Я – оптимистка! – 2». Потому что вы так же светитесь, выглядите столь же замечательно, заразительно смеётесь.

Спасибо. Не знаю, насколько это замечательно, но стараюсь, потому что, как говорила, играя стошестилетнюю Ма-Муре, теперь уже светлой памяти Екатерина Ивановна Мокиенко-Гельфанд, отвечая на вопрос журналиста: «Как же вам удалось сохраниться в таком возрасте?» – «Стараюсь не вызывать отвращения у окружающих». Вот и я хочу вселять в окружающих маленькие искорки надежды.

Слава Богу, вы не вызываете негативных чувств, даже когда играете не совсем весёлые роли...

Бывает и не до веселья. В последнее время – множество утрат, начиная с моей мамы, ушедшей три года назад, затем брата супруга. И пошло... Это настолько тяжело, и пока не излечит время, справляться с этим очень непросто. 27 декабря не стало Екатерины Ивановны, которая, обладая сильным характером, до последнего мгновения цеплялась за жизнь. Её всё время мучил вопрос: «Как же так? Почему я, работая в театре, не выхожу на сцену?» Я пыталась убедить её: «Екатерина Ивановна, вы уже столько проработали, больше семидесяти лет отдали этому храму искусств, и никаких угрызений совести не должно быть». Вспоминая её, актёры говорили о том, что многому можно было научиться у старой плеяды. Врач, лечивший Екатерину Ивановну, спросил: «Любите свою профессию?» «Жить без неё не могу!» – ответила она. «Играйте в любом состоянии!» Всю жизнь она так и играла: выходишь на сцену в любом состоянии – вроде как и не болеешь. Да и многие актёры так поступают. Потом, конечно, бывает тяжело, но, видимо, это издержки профессии.

Каковы ваши сегодняшние отношения с театром?

Не могу жаловаться на судьбу. Наверное, ушло то время, когда у тебя были бесконечные роли. Пока живу на старом материале. Последняя моя по времени роль «Тихий шорох уходящих шагов» – два значительных эпизода. И, конечно, «Девичник над вечным покоем». Из более раннего – «Филумена Мартурано», «Лес». Основательной, серьёзной работы пока нет. Но кто знает, что нас ждёт завтра? Мне нравится работать с разными режиссёрами: один из тебя одно вытянул, другой – другое. Считаю, человек вообще мало знает о себе и о том, какие в нём заложены возможности. Пока же у меня есть антреприза, работаем с Андреем Пашниным, сыграли более трёхсот спектаклей «Я только хотела спросить...» – и все с аншлагом. Есть зрители, которые ходили на него от двенадцати раз и выше. Кто-то из известных актёров сказал: «Если на фильм или спектакль захотелось сходить ещё раз, значит, это искусство». Одна из любимых моих ролей – сваха Ханума, этот спектакль мы тоже играем антерпризно. С ней связано множество забавных историй. Например, в финале ко мне подходит один из зрителей, протягивает букет цветов и шепчет на ухо: «Найди мне кого-нибудь!»

Люблю роли, в которых не одни кости, но ещё и мяско есть, где есть что играть. Не нравятся роли-схемы, хотя в актёрских силах всё это нарастить, если ещё и режиссёр хороший. Наверное, интересно было бы попробовать сыграть, скажем, Медею или мамашу Кураж. Очень люблю комедии. Когда делала в «Банкроте» бессловесную старуху Фоминичну, поначалу расстроилась страшно. Режиссёр Борис Уваров предложил нам с другой актрисой играть две роли, вторая из которых со словами, но я отказалась, решив: попробуй сыграть эту старуху! И предложила постановщику: «Ну что, подуркуем?» На репетициях все дохохотались до того, что Борис Уваров вывел мою героиню на сцену во втором акте, хотя там её поначалу не было. После премьеры режиссёр написал мне в программке: «В России очень мало актрис-клоунесс. Вы обладаете этим качеством». Внутри я чувствовала себя победителем. Однако справляться с такими вещами получается не всегда. Даже в каких-то бытовых, не касающихся театра вещах, свою гордыню надо усмирять, и когда ты это сделаешь, мне кажется, одним грехом будет меньше. Хотелось бы сыграть также сухую снаружи роль, но чтобы внутри всё горело.

Что вы можете сказать о «Девичнике над вечным покоем»?

Радует, что его смотрят и люди старшего возраста, и молодёжь. Последние, может быть, воспринимают с иронией, не всё ещё понимая. К сожалению, уход со стационарной сцены в ДК не позволил перенести замечательный финал, и всё равно зритель смотрит замечательно.

Куда уходят спектакли? Они почему-то исчезают, несмотря на зрительский успех, на присутствие актёров? Вспомним «Прекрасное воскресенье для пикника» Владимира Гурфинкеля?

Не могу ответить на этот вопрос, потому что не знаю сама. Был красивый, интересный, сложный спектакль, с которым мы взяли столько премий, хотя не каждый человек его принимал. Почему снимаются спектакли? Может, считают, что они устарели? Или плохо ходил зритель? «Пикник» – спектакль на любителя, хотя те, кто оставался до конца, в финале рыдали над судьбами четырёх одиночеств. Это бездна. У меня были такие режиссёры, которые смогли из меня что-то вытащить – В.Г. Воробьёва, В.Л. Гурфинкель, А.Н. Максимов.

Вы, кажется, играли всё – от грузинки до американки?.. Но, лично для меня, вы воспринимаетесь, как народная героиня: «97», «Кадриль», «Последний срок», «Семейный портрет с посторонним»... Почему именно это остаётся в памяти?

Я же русский человек! Не знаю, может быть, внешность у меня такая? Хотя в крови много намешано: родная бабушка по отцу Полина Домыховская – сосланная полячка, а её муж был русским. Меня воспитывал неродной дед-украинец.

Верите ли вы в переселение душ?

Скорее верю, чем нет.

Спрашиваю потому, что в пятидесятые годы в Киевском государственном русском драматическом театре имени Леси Украинки уже работала актриса Тамара Семичева. Об этом можно узнать, если посмотреть записанный в 1956 году на киноплёнку спектакль «Дети солнца», в котором она выходила с такими известными артистами, как Михаил Романов, Лидия Карташова, Юрий Лавров, Олег Борисов.

Удивительно! Мой дед-украинец был репрессирован, отсидел в Норильске всю войну, а потом его сослали в Ярцево. Бабушка одна воспитывала троих дочерей. Война началась – мужа взяли на фронт, однако туда он не доехал: где-то в Твери поезд разбомбили. В Ярцево, где я родилась, треть была из ссыльных. Дед там работал и стал главным агрономом в совхозе имени Молокова, его реабилитировали, жил с моей бабушкой, поднял её дочерей, помогал воспитывать меня. Естественно, помню его как родного – Аверьян Аксентьевич Загоруйко. Мы очень любили друг друга. Конечно, в его речи было много украинских слов. И когда спрашивали о моей национальности, говорила, что тоже украинка, так мне это нравилось. Когда появились первые приёмники, дедушка включал мне украинские хоры, читал «Кобзарь» Тараса Шевченко. Он верил, что я буду артисткой и говорил: «Ты приедешь в Киев, будешь выступать в театре Ивана Франко, а я буду сидеть в первом ряду». Даже предположить не могла, что поеду со своим театром на гастроли в Киев и буду работать именно в театре Ивана Франко. И дед приехал из Винницы, где уже, после смерти бабушки, в то время жил, сидел в первом ряду, а я играла «97» Миколы Кулиша. После спектакля мы пошли с ним в сувенирный магазин, где он купил мне потрясающую блузку – украинскую вышиванку за 114 рублей.

Вспоминаете ли гастроли в Москве в 1980 году?

Конечно. Я была тогда стройная-престройная, тонюсенькая-претонюсенькая... Есть фотография, где мы на пороге МХАТа. А какая замечательная гостиница! Впервые увидела такой шикарный номер. Гастролировали после Олимпиады, в магазинах было всё – от неизвестной «фанты» до чего-то таинственного в блестящих упаковочках. Глаза просто разбегались. Отыграли «Тощий приз», выходим с Надеждой Дибенко, с которой жили в одном номере, из театра, и её встречает однокурсник по Владивостоку Александр Михайлов, уже известный всему Союзу по фильму «Мужики!». Идём по Красной площади, он нас приобнял, всё на меня поглядывал. Собрались в нашем номере, подключился Виктор Бусаренко, его однокурсник, также из Владивостока, а Михайлов долго рассказывал, как снимался в фильме «Белый снег России», где играл роль гроссмейстера Алёхина. Хорошо отозвался о нашем спектакле. Конечно, он об этом уже забыл, но мы-то помним...

Как пережили так называемую реконструкцию родного театра?

С одной стороны, вроде бы трудно: непросто было привыкнуть к чужим сценам, работать на которых как-то неуютно. Пробежало три года – вроде как и ничего. Могло бы быть и хуже.

С каким чувством собираетесь ступить на обновлённую сцену?

Хочу зайти, ахнуть – и чтобы всё пошло хорошо. Не знаю, что будет впереди, но надежды есть. И пусть они нас не покидают.

 

Тамара Владимировна Семичева

Заслуженная артистка России. Родилась 3 февраля 1955 года в селе Ярцево Енисейского района. Закончила драматическое отделение Красноярского училища искусств.

Работала в русской труппе Абаканского драматического театра им. М.Ю. Лермонтова.

С 1976 года — актриса Красноярского драматического театра им. Пушкина.

Играла в спектаклях: «Смотрите, кто пришёл», «Моя профессия — синьор из общества», «Спутники», «97», «Молва», «Муж и жена снимут комнату», «Поминальная молитва», «Семейный портрет с посторонним», «Без вины виноватые», «Кадриль» и других.

 



Сергей ПАВЛЕНКО, «Красноярский рабочий»

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей
Договор оферты

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2017 г.