143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Народный артист России Алексей Исаченко: "Я не люблю и не приёмлю работать в два состава"
27 февраля 2015 г.

Старший сын стал отцом

Для народного артиста России Алексея Исаченко идеальная роль — Баба-яга на рыбалке. Он обожает характерные роли, а ведьма из русских сказок — самый любимый персонаж, которого он играл много лет. Правда, сейчас его уже не увидишь в этом образе, злую старуху он играл, когда служил в Озерском театре драмы. А вот другую свою любовь он привёз в город на Енисее. Рыбалка для Алексея Алексеевича — не просто хобби, это его страсть, которая захватывает его целиком и полностью. О рыбацких снастях, о прелестях зимней рыбалки и рыбе-силаче карпе он может рассказывать бесконечно… Но пока Алексею Исаченко не до рыбалки. Сейчас он, как впрочем, и все, кто работает в Красноярском драматическом театре им. Пушкина, занят другим важным делом — въезжает в свой старый новый дом на проспекте Мира. Обустраивает гримёрку и готовится к первому выходу на обновлённой сцене.

— Я до сих пор не могу прийти в себя от восхищения и счастья — мы вернулись в своё здание! 17 февраля после официального открытия, когда опустился занавес, все мы, кто служит в этом театре, остались на сцене и буквально закричали от радости. Это был настоящий щенячий восторг. Ведь три года мы, как цыгане, мотались по всем площадкам Красноярска. Мы очень ждали открытия своего дома, и наконец это свершилось. Три года я ходил вокруг театра и всё время представлял, что и как здесь будет. Но не мог вообразить, насколько это будет хорошо и удобно. Наша сцена стала одной из лучших в России — вряд ли в каком-либо театре страны есть такая машинерия, которая помогает создавать на сцене что-то поистине невероятное, возможности оборудования просто поражают воображение.

— Когда и в каком спектакле Вы впервые выйдете на обновлённую сцену?

— Это будет 14 марта в горьковских “Варварах”. Следующим будет очень значимый для меня спектакль, где я играю одну из главных ролей — “Старший сын” по Вампилову. Я с волнением жду этого события, потому что пять лет назад, в день моего шестидесятилетия, мы его играли здесь впервые. И теперь я вновь выйду в роли Сарафанова, но уже на новой отреставрированной сцене. Вообще эта пьеса для меня — знаковая. С её автором Сашей Вампиловым мы были друзьями. Я был в числе первых исполнителей пьес Александра Вампилова: когда “Старшего сына” ставили в Иркутске — первым сыграл роль Бусыгина. Это была первая постановка пьесы в Советском Союзе, да и в мире в целом. Но интересно, что я был участником не только первого спектакля “Старший сын”, но и второго. Только он был уже поставлен в Калининском театре, куда я уехал работать после Иркутска. Спектакль начали репетировать ещё до моего прихода, он был на выпуске, но в Калининском театре возникли проблемы с исполнителем Бусыгина. Тогда они приехали в Иркутск, пригласили меня, и за неделю до премьеры я ввелся в постановку. Саша Вампилов, который приехал в Калинин на премьеру, шутил: “Смотрю спектакль в Калинине и глазам своим не верю — опять Лёха!” Потом пьеса пошла по всему Союзу, где она только не ставилась… Вышел фильм, где главные роли исполнили Николай Караченцов и Евгений Павлович Леонов. С последним я, кстати, встречался. Я ему подарил книгу с вампиловскими пьесами, изданную в Иркутске, а он мне подписал программку спектакля. Она у меня до сих пор хранится.

Я никогда не мечтал сыграть какую-то определённую роль, не учил для себя текст, не спал по ночам… Понимаю, я — актёр, а значит, человек подневольный. Но есть одна роль, о которой я думал всю жизнь, долго к ней шёл. Мечтал, став старше, сыграть Сарафанова. И когда мне перевалило за 50, понял, что время настало. Первый и единственный раз я попросил роль, пришёл к нашему завлиту Ларисе Николаевне Лейченко и сказал: “У меня скоро юбилей — 60 лет, я бы очень хотел сыграть Сарафанова в “Старшем сыне”. Она сказал: “Мы подумаем”. В результате главный режиссёр пушкинского театра Олег Алексеевич Рыбкин согласился и даже сам взялся за постановку. Моя мечта сбылась. Для меня это было очень важно — я должен был завершить некий цикл, закольцевать историю: в молодости я играл Бусыгина, а теперь — Сарафанова. Но мне хотелось создать своего Сарафанова. У моего Бусыгина в разных театрах были замечательные отцы-Сарафановы: в Иркутске — народный артист РСФСР Аркадий Петрович Тишин, в Калинине — Александр Андреевич Вокач, опять же в кино эту роль блистательно исполнил Евгений Леонов… Многое мне в них нравилось, что-то, наверное, я взял от них, но мне хотелось сыграть по-другому, по-своему. Думаю, что мне это удалось.

— Сейчас театры всё чаще и чаще обращаются к пьесам советских драматургов — Вампилова, Розова, Арбузова, Володина. Почему?

— Ответ простой: темы, которые они затрагивают, вечны. Это не пьесы-однодневки про сталеваров, они пишут про людей, которые могли бы жить во времена и Шекспира, и Островского, и Горького, и Достоевского. Актуально то, о чём они говорят, и сегодня. Мне довелось не только работать в спектаклях по пьесам этих драматургов, но и общаться с ними. Виктор Сергеевич Розов и Алексей Николаевич Арбузов приезжали на премьеры своих пьес в театры, где я работал. Были обсуждения, где мы откровенничали, разговаривали.

— Что Вам больше по душе: роли характерные или героические?

— Я люблю больше характерные. Например, самый обожаемый персонаж — Баба-яга. Есть такая пьеса Шварца “Два клёна”, и я с большим удовольствием играл долгое время в ней Бабу-ягу. Мне посчастливилось сыграть множество острохарактерных ролей. Но и героических у меня более чем достаточно: и Георгий Победоносец, и Пётр Первый, и Макбет…

— Один из самых любимых у зрителей спектаклей театра Пушкина “Конёк-горбунок”, где Вы также играете. Актёры любят этот спектакль так же, как публика?

— Безусловно. Когда узнаю, что ближайший спектакль “Конёк-горбунок”, у меня поднимается настроение. Единственно “но” — порой мы играем очень часто, иногда по два спектакля в день. Получается, словно кино показываем. Это очень тяжело: спектакль — не киноплёнка, которую можно заряжать несколько раз в день… Всякий раз на сцену выходят живые люди, они должны успеть восстановиться. Тем не менее “Конёк-горбунок” — всегда радость. Все участники спектакля его безумно любят. Мы с ним объехали кучу фестивалей, включая “Золотую маску”. Думаю, что за всю историю пушкинского театра не было такого спектакля, который бы театр возил по стольким городам и фестивалям.

— А есть роли, от которых Вы отказывались и можете отказаться? Есть ли в актёре Исаченко сила сказать “нет”?

— Есть актёры, которые могут себе это позволить. Я, к сожалению, или скорее к счастью, артист другой школы — ни разу не отказывался ни от одной роли. Это моя работа, и я не имею права так поступать, независимо от того, нравится мне роль или нет. Если режиссёр спектакля считает, что я должен это делать, то буду это делать. В моём понимании актёр может не выйти на сцену только при одном условии — если его переехал трамвай. За 14 лет работы в Красноярском театре Пушкина я ни разу не приносил больничного листа. Впрочем, как и за все 46 лет работы в театре. Вместо меня никого никогда не вводили, такое случалось только, когда я покидал театр.

Вот чего я не люблю и не приёмлю — работать в два состава. Я не ревную, но если мою роль параллельно исполняет ещё кто-то, я сразу же сдаюсь, потому что соревноваться ни с кем не хочу. Лучше уж меня совсем не назначайте, если считаете, что нужна замена.

— Могли бы Вы представить в детстве, что свою жизнь посвятите театру, станете народным артистом?

— Да что вы! Детство моё прошло на станции со странным названием Замзор — это 600 километров от Иркутска. Ни о каком театре я и помыслить не мог, понятия не имел, что это такое, телевизоров у нас не было. Правда, любил слушать радиоспектакли. Мне нравилось петь, был запевалой в самодеятельности. Когда закончил восьмилетку, решил ехать в Иркутск поступать в музыкальное училище — на певца. Приехал, а меня даже слушать не стали — мне 15 лет, мутация голоса. В общем, сел в поезд и поехал за 600 километров на свою станцию Замзор. Там случайно прочитал в газете, что иркутское театральное училище объявляет набор. Я подумал, что это тоже связано со сценой, и отправился через месяц снова в Иркутск. Хотя конкурс был сумасшедший — 40 человек на место — меня приняли. Более того, через четыре года меня единственного с курса оставили в Иркутском драматическом театре имени Охлопкова. По тем временам это была высшая награда для выпускника нашего театрального училища. Потом были и другие театры. В результате сорок шестой сезон я выхожу на сцену.

Досье

Алексей Алексеевич Исаченко, народный артист России. Окончил Иркутское театральное училище. Работал в Иркутском академическом театре им Н. П. Охлопкова, Калининском государственном драматическом театре, театре драмы и комедии Челябинска-65 (ныне — Озерский театр драмы и комедии “Наш Дом”). В Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина пришёл в 2001 году. Среди его работ — Пётр I (“Пётр и Алексей” Ф. Горенштейна), Большов (“Банкрот, или Свои люди — сочтёмся” А. Островского), Громилов (“Таланты и поклонники” А. Островского), Глостер (“Король Лир” У. Шекспира), Сорин (“Чайка” А. Чехова), Гицель (“Похороните меня за плинтусом” П. Санаева) и др.

 

 

Марина Яблонская, газета "Городские новости"

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей
Договор оферты

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2017 г.