143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Владислав Жуковский: «В нашей коммунальной квартире меня назвали слесарь-интеллигент»
08 октября 2014 г.

Для заслуженного артиста России Владислава Жуковского наступающий творческий сезон в Красноярском драматическом театре имени А. С. Пушкина тридцать шестой по счёту. На подмостки старейшего театра края он выходит с 1979 года. Именно тогда выпускник Щепкинского училища покинул родную для него Москву и переехал в Сибирь. За три половиной десятилетия Владислав Яковлевич подарил красноярской публике сто замечательных ролей, а также, являясь преподавателем актёрского факультета академии музыки и театра, воспитал несколько поколений актёров. Вчера Владислав Жуковский отметил юбилей, ему исполнилось 70 лет. “Я себя уже могу отнести к артефактам, — шутит актёр. — Но в случае необходимости могу и пригодиться, прийти на подмогу театру, например, в классическом репертуаре”.

— Вы помните, в каком спектакле вышли впервые на сцену красноярского театра?


— Конечно. Я начал репетировать в “Мещанах”. Роль Тетерева была краеугольной в вопросе моего обустройства в Красноярске. Я благодарен городу, который принял меня много лет назад, когда я, оставив всё в Москве — квартиру, работу, приехал с молодой женой в Сибирь. Когда мы прибыли сюда, у нас было только два чемодана, полгода мы жили в гостинице “Огни Енисея”. После премьеры “Мещан” режиссёр театра Пушкина Басин, который меня сюда и пригласил, помог мне получить квартиру. Он сказал председателю крайисполкома Семёнову: “Если вы не дадите этому артисту жильё, которое я ему обещал, то он уедет”. Так мы с женой обрели дом в Красноярске.

Добавлю, когда я решил уехать из Москвы, то у меня была стопка приглашений в разные города Советского Союза, потому что мой диплом императорской театральной школы — Щепкинского училища — открывал мне двери почти всех театров страны. Но Красноярск я выбрал в том числе и потому, что здесь мог заниматься преподавательской деятельностью в институте искусств. Без педагогики я уже тогда не мыслил своей жизни, ведь преподавать сценическую речь я стал сразу, как закончил училище, — с 1973 года.

Надо сказать, что спектакль “Мещане”, поставленный Генрихом Оганесяном, был удивительно хорош. Там играл звёздный состав театра. Вообще Натан Басин отличался удивительным талантом подбирать труппу — в актёрском составе того театра присутствовала вся палитра фактур и характеров. И он как истинный художник умело смешивал имеющиеся краски в постановках. Могу сказать с высоты своего опыта, что счастлив тот театр, у которого имеется неразменный золотой запас — мастера старшего поколения. Когда в театре появляется режиссёр, который желает поменять труппу, и в первую очередь, старается избавиться от стариков, ссылаясь, что театр не собес, то его лучше вообще не пускать на порог. Это неправильно, путь в никуда. Как в жизни, так и в театре будущего нет без прошлого, которое даёт опыт и знания следующему поколению. Сегодня я и себя могу отнести к артефактам, которые хранятся театром не просто как святое воспоминание, а как нечто, что в случае необходимости может быть востребовано. Например, в классическом репертуаре.

— Не обидно, когда режиссёр видит тебя только в том или ином амплуа, в душе ты — Ромео или король Лир?

— Нет. Здесь я могу сказать не только с позиции актёра, но и преподавателя вуза. Считается, что амплуа — якобы размытое определение. Это не так. У меня есть своё определение амплуа. Амплуа — это данные человеку от природы специфические духовные и физиологические особенности. Разговоры о том, что тот или иной актёр хотел сыграть то-то — это удел дилетантов. Вот говорят, что Крамаров хотел сыграть Гамлета… Ну и что? Я, может, хотел сыграть Буратино. Нужно просто подойти к зеркалу и увидеть, какой ты Буратино или Гамлет. Это же нелепо: я в роли Буратино или Крамаров — Гамлет. Под одеялом мы можем мечтать о чём угодно, но есть типаж, и ты от него никуда не уйдёшь — это тебе дано природой. У каждого свой путь.

Но надо сказать, что мне повезло, — я играл много, у меня в послужном списке сто ролей. Это серьёзная цифра, некая мера.

— А какое у Вас амплуа?

— В моей актёрской характеристике по окончании училища было написано: “Амплуа — социальный герой. Обладает чувством юмора”.

— На улице Вас узнают и по каким ролям?

— Узнают. Например, по роли Папагатто в комедии “Моя профессия — синьор из общества”. Я и сам очень любил этот спектакль: прекрасная драматургия, какой коллектив там работал! Ещё одна знаковая и любимейшая комедийная роль в “Иване-царевиче” — Кощей Бессмертный. Взрослые водили своих детей на этот спектакль по пять раз — даже если подрастающее поколение не очень-то хотело, — чтобы посмотреть на нас с Андреем Максименко. Мы там отрывались от души.

— Уж коли мы затронули тему амплуа, не могу не заметить, что внешне Вы мало похожи на Кощея. Все привыкли к образу Милляра.

— В этой постановке мы ушли от стереотипов. И пьеса написана была написана с юмором. Это, скорее, был некий перфоманс на тему образа.

— Ваш список профессий довольно обширен: слесарь, лаборант, механик съёмочной техники, ассистент кинооператора… А в театральное когда Вы решили поступать?

— Признаюсь, в детстве я был возмутителем спокойствия. Ремесленное училище, где я учился на слесаря, — далеко не пансионат для благородных девиц. Туда была заказана дорога тем, кого из школы попёрли. В нашей коммунальной квартире меня назвали слесарем-интеллигентом: несмотря на то, что я был рабочим, всегда хорошо одевался, да и родовые корни давали о себе знать: мама моя была учительница, а бабушка — бонна, знала языки… А я вот — хулиган. Работал я не только на заводе, но и лаборантом в научно-исследовательском институте, рулевым на судне. Помню, пришёл устраиваться за несколько месяцев перед армией. Встретил меня капитан Цирюльников Кузьма Михайлович, похожий на боцмана Росомаху в исполнении Бориса Андреева. Ему твердят: “Не бери его, сразу видно, что хулиган”. А он взял. Я проходил лето рулевым на пароходе, похожем на наш “Святитель Николай”. С тех пор очень люблю запах воды, солярки и мокрого дерева. А театром окончательно заболел, уже когда работал на “Мосфильме”. Поступил я в Щепкинское училище по профессиональным меркам очень поздно — в двадцать пять лет, а закончил в двадцать девять. Но меня это не смущало.

— В своё время Вам посчастливилось играть на сцене знаменитого Малого театра…

— Да, выходил на эту сцену, когда учился в Щепкинском, с первого курса. Я застал ещё таких мастодонтов русского театра, как Никита Подгорный, Евгений Весник, Игорь Ильинский, Михаил Жаров, Элина Быстрицкая… Это неоценимый опыт и большое счастье работать рядом с такими артистами.

— Важно ли для актёра быть умным?

— Быть дураком в театре — хуже нет. Вряд ли у неумного человека что-то получится в актёрской профессии. В театре нужно обладать неким даром провидения: сыграть другого человека — задача непростая, нужно понимать, что происходит в чужой судьбе, что за персонаж перед тобой, что у него на сердце и в голове. Даже дурака должен играть умный. Ведь шут, как известно, умнее королей.

— А что такое актёрский талант? Ведь не каждый умный может играть?

— Процитирую Василия Шукшина: “Актёры — это люди, избранные обществом для самопредставления”. И представления будущий лицедей, как правило, начинает давать в школе. За что, конечно, ему попадает от учителей. Я учился в школе в центре Москвы на Арбате, неподалёку от нас был театр Вахтангова. Помню, как в пятом классе мы играли отрывок из “Русских женщин” Некрасова. Мне досталась роль иркутского городского начальника — “как палка сух, высокий и седой”. Мы пошли в Вахтанговский театр, который находился неподалёку от нашей школы, взяли там военный мундир. Меня загримировали, приклеили мне усы… Литературный материал, надо сказать, очень серьёзный, высокохудожественный — таким образом нас не только приучали к театру, но и обучали русскому языку. Вообще мы тогда очень много читали, это было модно. Того же Ремарка мы знали наизусть, выросли на нём.

Я сейчас удовольствием слежу за своим внуком Никитой. Можете, конечно, меня счесть сумасшедшим дедом, но у него удивительный дар. Ему всего три года, но как он реагирует, как разыгрывает сцены отчаянья, обиды! Какие метаморфозы с ним в это время происходят! При этом пребывая в горести, он не забывает следить за реакцией окружающих. Он играет себя в другой ситуации, имитирует чувство, которое в данный момент не испытывает. Никита вообще очень похож на меня маленького, такой же кудрявый, каким был я.

— Было желание хоть раз уйти из актёрской профессии?

— Ни разу. Да и не было причин. Я всегда старался делать любое дело хорошо.

Досье

Жуковский Владислав Яковлевич

Заслуженный артист России. Родился в селе Караульное Красноярского края 27 августа 1944 года.

С 1946 проживал в Москве. После окончания 7 классов в 1959 года поступил в ремесленное училище, получил специальность “слесарь-сборщик промышленной продукции”. Работал на машиностроительном заводе им. М. Хруничева. Служил в группе советских войск в Германии.

1966—1969 — ассистент кинооператора на киностудии “Мосфильм”.

С 1969-го по 1973 годы учился в Высшем театральном училище им. М. С. Щепкина при академическом Малом театре, по окончании получил специальность “актёр драматического театра и кино”.

1973—1979 годы — работа в театрах городов Иваново, Владимира.

С 1979 года актёр Красноярского краевого театра драмы имени А. С. Пушкина. Некоторые роли в театре: Симеонов-Пищик (“Вишнёвый сад”), Кощей (“Иван-царевич”), Глупый король (“Бременские музыканты”), Хлынов (“Горячее сердце”), Караулов (“Чужой ребёнок”), Антуан (“Ма-Муре”), Толстой (“Пётр и Алексей”), Сэм (“Девичник над вечным покоем”). Снимался в фильмах “Улица разбитых фонарей”, “Фронт без флангов”, “Море в огне”. Профессор Красноярской академии музыки и театра. Экс-депутат Красноярского городского Совета. Награждён почетным знаком “За заслуги перед г. Красноярском”, памятным знаком “За большой личный вклад в социально-экономическое и культурное развитие Красноярского края”, памятным знаком “За служение на благо Красноярска”, медалью ордена За заслуги перед Отечеством II степени, медалью Г. Жукова. Занесён в энциклопедию “Лучшие люди России”. Атаман Красноярского казачьего общества. Действительный член Петровской академии наук и искусств, Российской академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Текст на сайте издания 

 

Марина Яблонская, газета «Городские новости»

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Безопасность платежей
Договор оферты

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2017 г.