143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

ДНК-VII: наследственность, равенство и безысходность
07 августа 2014 г.

«Белый» день фестиваля был отдан на откуп нынешним кураторам «Любимовки» критику Анне Банасюкевич и драматургу Евгению Казачкову. Три пьесы и спектакль Центра им. Вс. Мейерхольда «Фундаменталисты» можно было собрать для группового фото под большой растяжкой с намалеванной надписью «безысходность». Безысходность — это ни в коем случае не вердикт качеству текстов и даже не общее их настроение, а скорее анамнез персонажей после их драматургических стометровок.

Читку «Тлеющего человека» Александра Демченко, про которого в вестнике фестиваля сказано, что он «тяготеет к маргинальной тематике», наблюдать не удалось; сама же пьеса кажется, «тяготеет» к идеологии Эмиля Золя: пагубная наследственность довлеет над потомками, пороки передаются генетическим путем из поколения в поколения, и на светлую дорогу сыну садиста и алкоголика не вырулить при всем желании.

Прочтение пьесы «Пустота» за авторством Максима Черныша представлял режиссер Талгат Баталов, который, учитывая его работу над документальным спектаклем к юбилею правобережного ТЮЗа, вероятно, скоро в Красноярске пропишется. «Пустота» — это развернутый постранично сценарий к третьей части саги «О чём говорят мужчины» (сходство усугубляет похожесть в этом конкретном случае Владимира Абакановского на Леонида Бараца): множество житейских анекдотов с налетом офисной романтики и в шаблонах потребительской философии, которые складываются в полуторачасовой «фильм» с претензией на хорошую кассу. Текст написан с добродушным осуждением, но без ненависти; он акцентирует внимание на симптомах, не называя причин, и потому умудряется рассказать обо всем на свете, но при этом ни одну из проблем так и не выдрать из житейской почвы, обнажив её корни. Жены, изменяющие супругам, и супруги, предпочитающие глупых нимфеток умным женам, финансовые акулы и глуповатые секретарши, откровения бомжей и философствования отставных десантников, измены и признания в любви — все эти чуть расширенные типажности от души веселят, но не вдохновляют. Звенящая пустота и театр на крыше.

«Фундаменталистов» в исполнении столичных гостей публика приняла хорошо, а после в охотку устроила интеллектуальную бойню на религиозной почве. Спектакль лаконичен, аскетичен и потрясающе эмоционален; много смешных моментов, но смеяться над ними и гадко, и неумно, поскольку это злой смех. Пастор-педант, практикующий сугубо научный подход к религии, пытается вырвать из лап сектантов свою давнюю любовь, а в результате только разрушает чужую жизнь до основания. Постановка состоит из нескольких диалогов, порождающих множество мнимых и реальных оппозиций, центральная, но не самая важная из которых — догматик от ума против догматика от духа. Таким образом, религиозная тема здесь как корка на пироге, она прикрывает скользкую и неприятную проблему принуждения к истине; коснись пирога ножом, и из-под крышки выпорхнут вороны.

Традиционная программа «Запретный плод» традиционно оказалась не слишком запретной и не особенно вкусной: на сей раз это была читка пьесы «Против всех» от коллектива авторов (Ильмира Болотян, Вячеслав Дурненков, Тимур Хакимов). К вечеру артисты из пушкинской труппы, кажется, откровенно устали, и потому история о арт-проекте «Баррикада» группы московских акционистов во главе с одиозным Анатолием Осмоловским ушла в песок без остатка. Сам текст во многом сомнителен: рассказ о том, как амбициозный идеолог попытался при помощи искусства воздействовать на политику, а потом наблюдал крах своих устремлений, оказался на ДНК скорее из-за парочки нецензурных выражений и нескольких фривольных сцен (впрочем, артистами так и не реализованных в соответствии с ремарками), нежели благодаря драматургическим достоинствам. Более того, будучи внятно выстроенным и насыщенным , он кажется не совсем актуальным (что удивительно, учитывая нынешнее наступление государства на искусство) и не слишком притягательным для потенциальных режиссеров. Кроме того, резка пьесы регламента ради не пошла последнему на пользу — из него исчезли крайне удачные моменты, уступив место зрительской зевоте и ежеминутной оглядке на часы.

Евгений Мельников для NewsLab.ru (27/04/2014)

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.