144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

«Дом, где разбиваются сердца», Красноярский театр им. Пушкина
23 декабря 2010 г.

Философский корабль

Похоже, что этот сезон в Красноярском театре им. Пушкина проходит под знаком интеллектуальной драмы. Открылся он спектаклем по абсурдистской пьесе М. Бэцуяку «Места и воспоминания», впереди премьеры по Зощенко, а также два-три спектакля на малой сцене. А первую половину сезона главный режиссер театра Олег Рыбкин завершил премьерой «Дом, где разбиваются сердца» Б. Шоу.

А не спеши ты нас хоронить...

Если задуматься, какие драматурги наиболее близки этому режиссеру, почти сразу же приходит на ум имя Чехова. С ним у Рыбкина давние взаимоотношения. Его спектакли по Чехову дважды ездили на «Золотую маску» — «Три сестры» новосибирского «Красного факела» и красноярская «Чайка». Да и других драматургов режиссер нет-нет да и пытается «очеховить», по его собственному признанию. Как было, например, со спектаклем «Таланты и поклонники» по А. Островскому, к сожалению безвременно сошедшим со сцены театра им. Пушкина.

Вот и обращение к «Дому, где разбиваются сердца» Шоу в этой цепочке неслучайно. Как известно, пьеса была создана под влиянием Чехова, и сам драматург назвал ее «фантазией в русском стиле на английские темы». А в название пьесы Шоу вложил мысль о закате европейской цивилизации. Но если чеховская атмосфера с ее легкостью и парадоксальностью у Рыбкина передана в полной мере, то ничего апокалипсического в его спектакле нет. Ибо ключевое слово здесь — ирония. Герои смеются над собой, друг над другом, даже над возможностью гибели, которая, казалось бы, неизбежна. Но не стоит торопиться с выводами, и хоронить этот странный легкомысленный мир тоже спешить не стоит.

Как бессмысленно хоронить и сам Театр, которому уже не раз предрекали гибель. Собственно, он, Его величество Театр, со всей его беспечностью и интригами, условностями и иллюзиями, видится главным героем этого спектакля. Дом, на сцене которого почти каждый вечер кто-то умирает, и к этому нельзя относиться всерьез. Но в то же время — дом, к которому его обитатели тянутся, как бабочки к огню, и, отдаваясь ему всем сердцем, тратят себя не понарошку... И вроде бы, как в причудливой конструкции дома-корабля в сценографии Игоря Капитанова, от него остался один скелет, и в чем только жизнь держится (параллели со зданием самого театра им. Пушкина, который давно заждался реконструкции, неизбежны). Но, как бы ни трепали его житейские волны, корабль плывет. И хочется верить, что он выплывет, несмотря на все бури и ураганы... Очень символично, что такой спектакль — пятидесятый по счету в творческой биографии Олега Рыбкина.

Слон в посудной лавке

Актерские работы анализировать пока преждевременно, многое в них еще на полутонах, и объем они только набирают. Что, в общем-то, для премьеры вполне естественно. Но чем хороши лучшие спектакли Рыбкина — артистам здесь есть где раскрыться, а публике с каждым последующим показом порадоваться каким-то новым открытиям. И предвкушение этих открытий ощущается уже с премьеры. Во всяком случае, интонация почти во всех ролях найдена верно. В персонажах спектакля нет ничего героического и аристократического, и было бы нелепо изображать их таковыми. Чего, к счастью, и не происходит — герои не пытаются казаться лучше, чем есть, они в буквальном смысле лицедействуют, и делают это легко и непринужденно. Актерский ансамбль очень точный, и чувствуется, что со временем он станет еще интереснее.

Единственное, непонятен образ Элли. У Екатерины Мишаниной ее героиня получилась слишком серьезной. И от этого возникает невольное противоречие с самим текстом пьесы. Странно слышать, как она с пафосом упрекает Гесиону (Елена Привалихина), называя ее сиреной, которая водит мужчин за нос, а себя — бедной и порядочной. Притом что, как известно, сама собирается выйти замуж по расчету за богача Менгена (Виктор Лосьянов). Наверное, в этой работе не хватает легкости. В сущности, ведь Элли такая же, как и все, не лучше и не хуже других героев. И у нее лишь одно преимущество — молодость.

И еще об одной актерской работе нужно сказать отдельно. У Бернарда Шоу такого персонажа нет, а у Рыбкина он обозначен как «лицо от филармонии» (Наталья Горячева). На первый взгляд, функция этой дамы-конферансье — делать аннотации к музыке, которая звучит в спектакле. Фигура комичная и абсурдная и выглядит откровенно одиозной — на сцену она выходит прямо во время спектакля, не заботясь о том, что ее появление здесь неуместно. Настоящий товарищ Огурцов из рязановской «Карнавальной ночи», который вламывается в творческий процесс, как слон в посудную лавку. С полной убежденностью, что его присутствие здесь совершенно необходимо и без него ну никак не обойтись. Невольно задумываешься, что если что и способно погубить искусство, то такие вот «направляющие»...

Елена Коновалова, Вечерний Красноярск

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.