144-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

«Варвары» в драматическом театре им. А.С. Пушкина»
28 декабря 2012 г.

Первого за долгое время большого классического спектакля от главного драматического театра города ждали давно и с каким-то ощущением большого и приятного сюрприза. Именно завышенные ожидания принято упрекать в последующем разочаровании; на сей раз этот прием может сработать, но особенно уповать на него не стоит. «Варвары», поставленные Олегом Рыбкиным по пьесе Максима Горького, оставляют неяркое, но тягостное, даже назойливое желание пересмотреть их снова - исключительно чтобы убедиться в том, что решение это было ошибкой: все так же скучно.

Первую часть этой пьесы принято называть экспозиционной – персонажи как шахматные фигуры разбредаются по доске, присматриваясь друг к другу и строя планы грядущей кампании; временами вспыхивают короткие схватки, но до открытого противостояния дело не доходит. Происходящие события скупы и лишены динамики - так, приехали в уездный городишко двое столичных инженеров, один – хам и бунтарь Черкун (Дмитрий Корявин), другой – пошляк и циник Цыганов (Яков Алленов), готовятся строить здесь железную дорогу и забавы ради будоражат местное сонное болото. Их раздражают болтливость, косность, натужная благопристойность патриархальной глубинки, поэтому приезжие потихоньку спаивают и развращают местных дикарей. Те, в свою очередь, пробуют на зуб «белых людей», обозначая предстоящие конфликты – кому зачарованно уйти на блеск безделушек, кому – рыдать у сожженной дотла соломенной хижины.

Персонажей здесь предостаточно – буйное горьковское многолюдье, и в россыпях их голосов поначалу непросто выделить ведущие партии. Каждому режиссер дал возможность не просто сказать свое слово, но и ярко блеснуть в общей канве повествования (во втором акте на сцене вообще появится винтажная микрофонная стойка, и репликами у неё отметится большинство жителей городка). Спившийся доктор сохнет по местной красотке (кажется, Горький – первый человек в русской литературе, кто так дискредитировал вечный образ врача-резонера); муж красотки, унылый акцизный надзиратель, мечтает передать её кому-нибудь другому; служанка приезжих господ – дочь местного побирушки, которая когда-то от него сбежала и сейчас не желает даже видеть отца; сын городского головы в летнюю жару томится под шерстяной шубой, чтобы вместе с потом сбросить жир и не идти в армию; и так далее, и так далее.

Из этих этюдных лоскутков сплетается умное и аккуратное, без резких контрастов между мелодраматикой и ироничным гротеском, полотно спектакля. Кое-где недостает узорчатости (возможно, из-за прямолинейной плоскостной сценографии), однако рассматривать его любопытно, хотя бы из-за симпатичных актерских работ - нелепый, но трагический городской голова Валерия Дьяконова и наглый, харизматичный донжуан Алленова вносят жизнь в эстетически привлекательный, но пассивный дебют этой партии.

Миттельшпиль спектакля открывается неожиданно шумной сценой праздничной попойки; персонажи отплясывают дикие, фактически туземные танцы под звуки современной популярной музыки. Эта музыка еще долго будет сопровождать комические пьяные променады героев по сцене; здесь-то и вскроется колоссальный интонационный обман - после небольшой вспышки темп спектакля вновь упадет, и ничей голос не перекроет монотонный всеобщий человеческий гул. Борьбы не будет, матч договорной – ничья! - и соперники приступают к малоэмоциональному размену фигур.

Лучший пример того – центральная геометрическая фигура, образованная вокруг инженера Черкуна несколькими женщинами, которые страстно пытаются добиться его расположения и любви. Но ни скромная простушка-жена (Екатерина Мишанина), ни холодная эмансипэ-Лидия в жокейском чепчике (Ольга Белоброва), ни глуповатая томная Надежда (Анна Домникова) не способны оказаться на переднем плане, все они – только лишь хор, кордебалет одиноких девиц с небольшой долей индивидуальности. Сам же объект их воздыхания изначально находится в упрямом озлобленном стазисе: кажется, что все события проходят мимо него, не откликаясь в душе никакими, даже незначительными, изменениями. Отчего ближе к финалу он предпочитает невыразительную героиню Домниковой другим женщинам? Отчего спустя мгновение от неё отказывается? Нет ответа, разве что – от скуки?

А на фоне любовной драмы, конец который отчетливо обозначен пистолетным выстрелом, рушится уклад местной жизни, добропорядочные горожане грабят общественные кассы, бросают жен и родителей, окончательно  деградируют – и все происходит настолько неспешно и уныло, что этого выстрела ждешь, как спасения от мировой серости. Даже финальная реплика несчастного мужа: «Господа, вы убили человека…», - не производит даже ряби на воде.

Убили, так убили…

Евгений Мельников. Портал NewsLab.ru (от 21 декабря 2012)

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.