143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Дом, милый дом
14 января 2012 г.

Накануне, пока Олег Алексеевич бодро пилил деревянный помост сцены электролобзиком (и где обещанная бензопила?!), Пузанов теребил алую треуголку драматурга Му де Звона, а Абакановский и Янюк увлеченно вандалили, отбивая молотком со стен кусочки лепнины, я размышлял о том, каково это - лишиться второго дома. Если смена первого для нас - порой только прихоть, удовлетворение тяги к гедонизму или следствие исполнения наказа президента, то любые глобальные изменения, происходящие со вторым - часто вынужденный и потому очень эмоциональный процесс. Будь то переезд редакции или реконструкция театра.

Да, большая сцена театра имени Пушкина закрылась на неопределенный срок. Вернее, и и.о. министра культуры Паздникова, и директор театра Петр Аникин этот срок обозначили более менее точно - в два с половиной театральных сезона. Однако опыт модернизации другого во всех смыслах Большого Культурного Здания заставляет нас, надеясь на лучшее, не терять самообладания и веры в высшие, в том числе и надзорные, инстанции.

У меня в жизни один раз было нечто похожее - когда на пятом курсе нас изгнали из старого корпуса журфака на Маерчака, 6. Тогда остаток учебного года мы вместе с преподавателями ютились в будущих руинах завода «Искра», в конференц-залах MIX-MAX'а, а иногда даже - в глубоко чужих стенах университета на горе. Помню препротивнейшее ощущение, когда ты проезжаешь на автобусе мимо ветхого, пошарпанного и до боли родного корпуса с его вокзальным полом, тусклыми светильниками, тесными аудиториями. И это сооружение, пропитанное насквозь проклятиями и восторгами высшей пробы, было нам куда дороже всех обещанных образцово-показательных хором.

Нет, я не представляю, что чувствуют работники «Пушки». Ровно так же я не представляю, как будут осваиваться некоторые из заявленных восьми площадок, где теперь придется выстраивать драматургическое действо фактически с нуля. Пожелаем всем удачи и терпения - ведь театр, как мы помним, это вовсе не здание, это в первую очередь труппа. Как пообещал Аникин, ни один спектакль по техническим причинам из репертуара не исчезнет. Исчезновений актеров пока тоже не предвидится (если не рассматривать всерьез чемодан Киндякова, с которым тот вышел на прощание со зрителями).

Кроме того это все, конечно, только эмоции, которые легко лечатся рухнувшей с потолка балкой или отказавшим в самый подходящий момент осветительным прибором. Говорят, что изменения во внутренней анатомии театра будут колоссальны (попозже постараюсь вам кое-чего об этом рассказать), а техническая оснащенность позволит задирать нос перед столичными коллегами. Меня же, однако, больше интересуют даже не те навороты, которыми просто обязана обзавестись любая современная театральная площадка, а то, будет ли там ложа для прессы. Чтобы как у Бальзака все.

Любопытно будет и заглянуть в театральный музей, где теперь появился столь странный экспонат. Кстати, отличная была бы идея - раздать всем зрителям с комплексом Плюшкина по кусочку старого театра. Глядишь, тогда бы и строителям было меньше работы. Лично я бы забрал табличку с номером «5» с кресла в пятом ряду. Кажется, именно там я в первый раз в своей театральной жизни чему-то аплодировал.

Евгений Мельников, Интернет-газета Newslab.ru

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.