143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

Цветной обморок
29 мая 2009 г.

«Ночь ошибок» Олега Рыбкина в Красноярской драме

Олегу Рыбкину никак не удается хорошо показаться в Москве. Фестиваль «Золотая маска», с упорством из года в год привозящая его лучшие работы на столичный фестиваль, словно бы мстит за что-то режиссеру: московские показы кажутся скомканными, недоваренными. А в родных стенах, в Красноярской драме, Рыбкин чувствует себя превосходно. «Ночь ошибок» Олега Рыбкина — пример того, как, не чистоплюйствуя, театр может сделаться автором современного, стильного, сексуального шоу и при этом перед зрителем не лебезить.

Занавес в «Ночи ошибок» — это разноцветная пластинка огромных размеров. «Крутятся диски» — вот интонация спектакля, где действие пьесы Оливера Голдсмита из галантного века переносится в Англию начала 1980-х — в самый момент смены моды, когда на смену нигистилическому яростному панк-року приходит поколение диско 1980-х, ярких, цветастых, синтетических красок. У Олега Рыбкина и художника Ильи Кутянского на сцене — цветной обморок, мультипликационная галлюцинация. Цветастые, радужные, флюоресцентные, резкие цвета — на полу, на потолке, в одежде сцены, в костюмах. Здесь танцуют бешеные ядреные танцы, здесь бесконечен флирт, здесь не прекращается дух дискотеки как мятежно-бессонного состояния духа.

Спектакль «Ночь ошибок» вышел задолго до фильма «Стиляги» и предвосхитил, уловил главную эстетическую тенденцию эпохи. Кричащий, ядовитый, сексуально-дерзкий стиль передает мир в состоянии «гламурной революции» — долой уныние и серость, да здравствует взрыв цвета, фруктовая мешанина. Театральное искусство совершенно иначе и тоньше реагирует на запросы времени. Кислотность, наркотическая цветастость, радужная галлюцинация у Рыбкина — это прощальное сияние эпохи, последняя вспышка красоты и веселости. В ритме диско под воздействием психотропных веществ прожигается никому не нужная жизнь, хрупкая, бессмысленно-дерзкая. В этих ярких красках — никому не адресованный, лишенный смысла вызов. Вызов к смерти и катастрофе, которая надвигается на нас, как сумасшедший с бритвой.

Театр не оставляет ни строчки от оригинальной пьесы сентименталиста Голдсмита — пьеса стала только поводом для игры. Все, кто читает пьесу сегодня, спотыкаются о текст, признают его унылым и неэнергичным, полным канцеляризмов и чопорности. Таков советский перевод, стерилизованный, обезжиренный. Театр проделал огромную работу. Не столько над текстом, сколько над интонацией спектакля-шоу. Это буквально какой-то новый подход к зрительскому театру. Такой театр бытует в России исключительно в формате искрометной французской комедии. И эта искрометность, так или иначе, — наследие коммерческого искусства советской эпохи, где русские актеры водевильно изображают западную жизнь. Здесь же, в «Ночи ошибок», шутки про тещу и суп сменились хулиганским, дерзким, сексуальным юмором на грани фола, за границами добра и зла. Олег Рыбкин сделал шоу не для одиноких женщин после сорока, а для аудитории активной и современной, чувствующей стиль.

Несоответствие идеи спектакля и текста Голдсмита — только кажущееся. Рыбкин сохраняет главный конфликт: старомодное — молодежное. Тема старого Хастингса — отмирающий английский стиль, чопорный, церемониальный заменяется свободой и раскованностью, развязной флиртующей манерой. Это стремительное наступление, атака молодежи, отвоевывание территории у старой культуры. Спектакль демонстрирует и пользу, и агрессию этой экспансии. Потому что свобода — это опция в рамках законов моды. Рыбкин говорит об иллюзорности современной свободы, ее фетише, манящем пустотой. Когда-то Василий Розанов говорил о конфликте Чацкого и Фамусова, как о конфликте разной моды: одному нравится арбуз, другому — свиной хрящик. Так и здесь сын чопорного отца и главный хулиган пьесы Тони Ламкин выглядит английским панком, этаким Джонни Роттеном из «Sex pistols». Но такая альтернатива становится не сопротивлением, а приспособлением, одной из сторон гламура. Что панки, что диско, что старомодные стариканы — одна и та же круглосуточная тусовка, из которой нет и не может быть выхода.

Нина Фатеева, Городские новости

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.