143-й театральный сезон

Версия сайта
для слабовидящих

  О театре Репертуар Афиша Как купить Артисты Новости Контакты Учредители и партнеры Попечительский совет

Пресса

Рассказать вконтакте Рассказать в facebook Рассказать в ЖЖ Рассказать в одноклассниках Твитнуть

«Путешествие Алисы в Швейцарию» в драматическом театре им. Пушкина
25 мая 2012 г.

Эвтаназия как феномен современного общества — конечно, тема не первой важности для нашей страны, отягощенной ворохом проблем экономического и социального толка и воспитанной в духе формулы «жить вопреки всему». В контексте этого спектакль «Путешествие Алисы в Швейцарию», поставленный в «Пушке» Олегом Рыбкиным - разговор о юридически законном и медицински обеспеченном самоубийстве — превращается в некий экскурс в недалекое будущее, на которое мы пока что можем взглянуть относительно беспристрастно.

Алиса Галло (Наталья Горячева) неизлечимо больна — у неё рассеянный склероз, существование похоже на непрерывную пытку, из родственников — только пожилая мать (Людмила Михненкова), для которой забота о дочери стала смыслом жизни. Девушка обращается за помощью к доктору Густаву Штромму (Виктор Лосьянов), которому пресса дала прозвище Доктор Смерть — он специализируется на эвтаназии: вводит пациентам пентабарбитал, диагностирует смерть, вызывает полицию и, кажется, не берет за это денег. Врач хладнокровен, педантичен и практически лишен сантиментов — свою работу он воспринимает как великую миссию по излечению от жизни тех, кто добровольно решил её покинуть. Путешествие Алисы в Швейцарию — это путь из нашего мира в иной, который пролегает через объяснения с матерью, последний бутерброд, последнюю поездку на море, последнее красивое платье, купленное для того, чтобы произвести впечатление на своего будущего убийцу. Спектакль лаконичен и очень холоден — в нем нет места экзистенциальным терзаниям, спорам о высшем предназначении, нет места даже слезам — единственный раз, незадолго до финала плачет Лотта, мать героини, и то — беззвучно, спрятав голову в колени.

Все персонажи здесь существуют в монотонном пространстве: кушетка в кабинете Штромма и диван в доме Алисы и Лотты — это кусочки одной и той же плоскости мировосприятия и мироощущения, граница между ними условна, как номинальные границы между европейскими странами. Иногда откуда-то из другого измерения появляется некий Джон из Бирмингема (Валерий Дьяконов) — пожилой мужчина, который все никак не может решиться на эвтаназию, и, кажется, скорее сам умрет в пути, чем от смертельной инъекции. Именно поэтому никто из реально действующих в спектакле персонажей не подвергает критике точку зрения Штромма на его занятие — ни пациенты, ни мать Алисы, ни даже пожилой домовладелец, сдающий доктору апартаменты под рабочее помещение (Алексей Исаченко). Все оппоненты находятся где-то за кадром, в косвенных репликах, что позволяет доктору хранить нарочитое спокойствие. Выгнали из ассоциации врачей, нельзя выписывать рецепты на пентобарбитал? Значит, будем пользоваться снотворным и пластиковыми пакетами. Однако отсутствие критики внешней подчеркивает жесткое внутреннее противоборство: очевидно, что каждый новый пациент — это новый вызов уверенности Штромма. Отсюда доктор так нервничает, когда человек не может выбрать и вовлекает его в рассуждения о своей судьбе: решение должен принимать не он.

Интересный вопрос заключается в том, как эта пьеса начинает себя вести при соприкосновении с отечественной художественной традицией, в принципе, не отвергающей добровольный уход из жизни как способ решения проблемы, но всегда переводящей суицид в рамки конфликта религиозного. Вольно или невольно, но мы начинаем рассматривать художественную попытку самоубийства как вопрос взаимоотношения человека с богом (так и отсутствие смысла в жизни трактуется прежде всего как духовная пустота или последствия преступления какой-либо заповеди). Здесь же такой вопрос не стоит — формально Алисе требуется благословение матери, однако по сути это — скорее попытка легитимизировать своё страшное решение, нежели чем совершение обязательного ритуала. Религия чужда прагматике, а современная (европейская) жизнь чрезвычайно прагматична; поэтому, думается, автор и очистил произведение от излишней художественности, прежде всего, понизив уровень эмоциональной рефлексии своих персонажей.

Режиссер пошел еще дальше, имитируя документальность всего происходящего — на протяжении всего спектакля героев с нескольких точек снимают видеокамеры. Изображение выводится на белые экраны, на одном из которых — всегда крупным планом глаза персонажей, их сдержанные, холодные взгляды (даже в суетливом, растерянном, казалось бы, взгляде Алисы читается решимость идти до конца). Мы говорим не о нравственности, не о силе духа — о фактах! Есть изнемогающие от страданий или просто угасающие люди, желание которых должно быть законом для любого мыслящего человека. «Непреклонность стремления к смерти — вот главный аргумент», — заявляет Штромм своей ассистентке Еве (Мария Алексеева). И все равно образ Доктора Смерти, не в последнюю очередь благодаря жесткому исполнению Виктора Лосьянова (в особенности — финальному монологу), приобретает инфернальные черты.

Смертью заканчиваются три жизненных истории; в каждом из случаев люди пытались найти для себя какие-то новые мотивации для продолжения жизни: Алиса едет на море, Джон возвращается к жене, которая уже даже выбросила его чашку, Лотта вступает в Армию Спасения, однако исход во всех случаях один — уверенная рука доктора, закрывающая глаза трупу. Кажется, если хотя бы один из пациентов все-таки обрел силы и желание, (тем более, что пьеса в случае с тем же Джоном не так однозначна),  спектакль, не утратив, впрочем, однозначности, приобрел бы большую глубину.

С другой стороны, глубина такого рода здесь — это сомнения, это эмоции, это тепло, в конце концов: явления в беседе об эвтаназии совершенно излишние.

Евгений Мельников, Интернет-газета Newslab.ru

Назад к списку статей

О театре

История
Люди театра
Фотогалерея
Документы
Вакансии
Клуб друзей Театра им. А.С. Пушкина
Дополнительные услуги
Правила посещения театра

Репертуар

Большая сцена
Камерная сцена
Премьеры
Для детей

Афиша

Площадки

Как купить

Где купить билет
Бронирование
Покупка online
Договор оферты
Безопасность платежей

Артисты

Новости

Пресса

Контакты

Учредители и партнеры

Попечительский совет

© Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина, 2003-2018 г.